Статья 104.1 УК РФ Конфискация имущества

Ч. 1 ст. 104.1 УК РФ

Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 105, частями второй – четвертой статьи 111, частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2, частью второй статьи 141, статьей 141.1, частью второй статьи 142, статьей 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), статьями 146, 147, статьями 153 – 155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), статьями 171.1, 171.2, 171.3, 171.4, 174, 174.1, 183, частями третьей и четвертой статьи 184, статьями 186, 187, 189, 191.1, 201.1, частями пятой – восьмой статьи 204, статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, частью второй статьи 228.2, статьями 228.4, 229, 231, 232, 234, 235.1, 238.1, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1 – 282.3, 283.1, 285, 285.4, 290, 295, 307 – 309, частями пятой и шестой статьи 327.1, статьями 327.2, 355, частью третьей статьи 359, статьей 361 настоящего Кодекса, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте “а” настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

Ч. 2 ст. 104.1 УК РФ

Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

Ч. 3 ст. 104.1 УК РФ

Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

 

 

Оглавление


Комментарий к ст. 104.1 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. Конфискацию имущества законодатель относит к иным мерам уголовно-правового характера.

2. Конфискация имущества назначается в обязательном порядке во всех случаях причинения имущественного ущерба либо неправомерного извлечения доходов при совершении преступлений, перечисленных в п. “а” ч. 1 ст. 104.1 УК. Следует иметь в виду, что положения ст. 104.1 УК применимы только к лицам, совершившим преступление после 1 января 2007 г.

3. Конфискация имущества назначается только судом и состоит в принудительном безвозмездном обращении в собственность государства определенных видов имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате совершения перечисленных в п. “а” ч. 1 ст. 104.1 УК преступлений;

б) предметов незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза либо через Государственную границу РФ с государствами – членами Таможенного союза, ответственность за которое предусмотрена ст. 200.1, 200.2, 226.1 или 229.1 УК;

в) доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

г) денег, ценностей и иного имущества, в которые были частично или полностью превращены или преобразованы преступные доходы и имущество, полученные в результате совершения преступления;

д) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

е) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

4. Не подлежит конфискации:

а) имущество и доходы от него, которые должны быть возвращены законному владельцу;

б) имущество, приобретенное законным путем, к которому было приобщено имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества;

в) имущество, переданное осужденным другому лицу (организации), если лицо, принявшее имущество, не знало или не должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.


Комментарий к статье 104.1 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. До 8 декабря 2003 г. конфискация имущества являлась одним из дополнительных видов наказания и могла применяться только в случаях, если это наказание было предусмотрено санкцией соответствующей статьи Особенной части УК. На сегодняшний день конфискация имущества исключена из системы наказаний (ст. 44 УК) и признана иной мерой уголовно-правового характера. К числу данных мер законодатель также относит принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК) и принудительные меры медицинского характера (ст. 99 УК).

2. Конфискация имущества – это принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора определенных видов имущества. Исчерпывающий перечень данных видов имущества содержится в ч. 1 ст. 104.1 УК.

3. Юридическим основанием применения конфискации имущества является совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. ч. 2 – 4 ст. 111, ч. 2 ст. 126, ст. ст. 127.1, 127.2, ч. 2 ст. 141, ст. 141.1, ч. 2 ст. 142, ст. ст. 146, 147, 183, ч. ч. 3 и 4 ст. 184, ст. ст. 186, 187, 188, 189, ч. ч. 3 и 4 ст. 204, ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 242.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1, 282.2, 285, 290, 295, 307 – 309, 355, ч. 3 ст. 359 УК. Соответственно, конфискация имущества может применяться наряду с наказанием, назначенным за совершение одного или нескольких перечисленных преступлений.

4. Конфискации подлежат не только имущество, полученное в результате совершения этих преступлений, но и доходы от этого имущества (п. “а” ч. 1).

5. Во вторую группу предметов, подлежащих конфискации (п. “б” ч. 1), входят деньги, ценности и иное имущество, в которые были частично или полностью превращены или преобразованы преступные доходы и имущество, полученное в результате совершения преступления.

6. В третью группу (п. “в” ч. 1) входят деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

7. В четвертую группу (п. “г” ч. 1) входят орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому.

8. Не подлежит конфискации: а) имущество и доходы от него, подлежащие возвращению законному владельцу; б) имущество, приобретенное законным путем, к которому было приобщено имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества; в) имущество, указанное в ч. ч. 1 и 2 ст. 104.1 УК, переданное осужденным другому лицу (организации), если лицо, принявшее имущество, не знало или не должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

9. Орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, деньги, ценности и иное имущество, полученные преступным путем, могут быть признаны вещественными доказательствами и подлежать конфискации вне зависимости от круга совершенных преступлений (ст. 81 УПК).


 Комментарий к статье 104.1 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Возвращение конфискации имущества в уголовный закон вызвало широкий отклик и среди ученых, и среди практиков. При этом основным обсуждаемым вопросом явился вопрос о правовой природе конфискации, поскольку Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма” и Федерального закона “О противодействии терроризму” новая гл. 15.1 УК РФ была включена в раздел VI “Иные меры уголовно-правового характера”.

Уже из названия Федерального закона, дополнившего содержание УК РФ, следует, что основным целевым назначением конфискации имущества является усиление уголовно-правового противодействия терроризму. Вместе с тем если ранее конфискация имущества была известна как уголовное наказание, то в настоящее время эта мера с позиции закона относится к числу иных мер уголовно-правового характера, хотя данной мере свойственны многие содержательные и формальные признаки наказания, например ограничение или лишение прав, принудительный характер исполнения и наличие субъекта принуждения в лице государства.

Конфискация имущества формально не является наказанием, поскольку эта мера не включена в перечень видов наказаний, установленный ст. 44 УК РФ Однако следует обратить внимание на то, что в определении наказания, данном в ч. 1 ст. 43 УК РФ, не говорится о том, что лишение или ограничение прав и свобод должно быть сформулировано именно как вид наказания. В соответствии с законом эти правоограничения должны быть предусмотрены УК, что означает возможность их наличия и в содержании иных мер, не являющихся наказанием. Поэтому с позиции содержания наказание и иные меры уголовно-правового характера могут совпадать.

Следует отметить, что ранее конфискация имущества уже была известна российскому уголовному закону, но в виде уголовного наказания, которое применялось только дополнительно. Предметом конфискации могло быть любое имущество осужденного (в том числе и благоприобретенное), за исключением имущества, включенного в перечень имущества, не подлежащего конфискации.

По существу, конфискация имущества представляет собой принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора имущества субъекта. По своему содержанию конфискация имущества предполагает не только изъятие неосновательно приобретенного имущества, но в ряде случаев и лишение права собственности на конфискуемое имущество, например на благоприобретенное имущество, но используемое или предназначенное для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Конфискация имущества в действующем варианте распространяется не на любое имущество виновного, как это имело место ранее, а только на то, которое прямо указано в законе (имущество, тем или иным образом связанное с совершением преступления или имеющее определенное целевое назначение). При этом УК РФ устанавливает несколько критериев, определяя имущество, подлежащее конфискации.

Прежде всего это имущество, полученное в результате совершения преступлений. К преступлениям, при совершении которых может быть применена конфискация имущества, отнесены следующие: а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. ч. 2 – 4 ст. 111, ч. 2 ст. 126, ст. ст. 127.1, 127.2, ч. 2 ст. 141, ст. 141.1, ч. 2 ст. 142, ст. 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), ст. ст. 146, 147, ст. ст. 153 – 155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), ст. ст. 171.1, 171.2, 174, 174.1, 183, ч. ч. 3 и 4 ст. 184, ст. ст. 186, 187, 189, ч. ч. 3 и 4 ст. 204, ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, ч. 2 ст. 228.2, ст. ст. 228.4, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1, 282.2, 283.1, 285, 290, 295, 307 – 309, 355, ч. 3 ст. 359 настоящего Кодекса, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена ст. ст. 200.1, 226.1 и 229.1 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Здесь, с нашей точки зрения, необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства. Определяя перечень преступлений, результатом совершения которых может быть приобретение имущества, подлежащего конфискации, законодатель ориентировался на тяжесть общественной опасности, тяжесть преступления и его характер. Поэтому в приведенный выше перечень включены в основном преступления, связанные с посягательством на личность, преступления коррупционного и террористического характера.
Еще один вид имущества, подлежащего конфискации, образует имущество, с использованием которого совершается преступление – это орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие или переданные обвиняемому. В последнем случае может быть поставлен вопрос о соучастии в преступлении и применении для конфискации указанного имущества норм УПК РФ.

Указанные виды имущества могут быть конфискованы на основании ст. 104.1 УК РФ, но эти же виды имущества в соответствии со ст. 81 УПК РФ являются вещественными доказательствами (предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления). В соответствии с этой же статьей УПК РФ орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются; деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. “а” – “в” ч. 1 ст. 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 81 УПК РФ. Таким образом, можно сказать, что существует определенная конкуренция норм УК и УПК РФ, регулирующих вопрос о применении конфискации имущества. Если проблемы с конфискацией в отношении орудий, средств совершения преступления, имущества, добытого в результате совершения преступления, решаются в рамках УПК РФ как в отношении вещественных доказательств, то не лишней ли является в рассматриваемой части ст. 104.1 УК РФ, поскольку конфискация имущества является мерой процессуального характера? При наличии двойственной правовой природы конфискации имущества дать точный ответ на поставленный вопрос достаточно затруднительно, однако, с нашей точки зрения, опять же в рассматриваемой части конфискации, более целесообразно признать ее мерой уголовно-процессуального плана, тем более что требования УПК в части конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления, орудий и средств его совершения и т.д. распространяются на любые подобные случаи вне зависимости от вида совершенного преступления, а не только на случаи совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 104.1 УК РФ

На процессуальную природу рассматриваемой меры обращается внимание и в Определении Конституционного Суда РФ от 8 июля 2004 г. N 251-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Яковенко Андрея Федоровича п. 1 ст. 86 УПК РСФСР и гражданина Исмайлова Адиля Юнус оглы – п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, а также жалобы гражданина Кузьмина Владимира Клавдиевича на нарушение его конституционных прав положениями ст. 81 УПК Российской Федерации”. В частности, Конституционный Суд РФ указал, что норма, содержащаяся в п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ (п. 1 ст. 86 УПК РСФСР), является по своей природе и сущности нормой уголовно-процессуального законодательства как самостоятельной отрасли в системе законодательства Российской Федерации, имеет собственный предмет правового регулирования – институт вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, конфискация имущества, являющегося вещественным доказательством по делу, – это процессуальная, но не уголовно-правовая мера. Поэтому п. “г” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ может применяться достаточно ограниченно.

И, наконец, еще один момент, который следует иметь в виду, решая вопрос о применении конфискации имущества. В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ конфискации подлежат только орудия преступления, принадлежащие обвиняемому. Такое же положение закреплено в п. “г” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ Во-первых, здесь, видимо, не совсем корректно применен термин “обвиняемый”, поскольку вопрос о конфискации имущества в соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ решается при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела, т.е. в отношении имущества, принадлежащего не только обвиняемому, но и подсудимому, осужденному. И, кроме того, указание на принадлежность имущества обвиняемому в ряде случаев исключает возможность конфискации орудий и средств совершения преступления. К примеру, на практике достаточно широко распространены случаи, когда похищенная из нефтепроводов нефть вывозится на автомашинах, не являющихся собственностью обвиняемого или осужденного. В соответствии с действующим законом в этом случае средство совершения преступления подлежит возврату собственнику. Затем это же имущество, например при сдаче в аренду, вновь используется при совершении преступлений. Думается, в этой связи актуальным является вопрос о повышении ответственности собственника за целевое использование его имущества другими лицами. Вопрос этот, естественно, неоднозначен и требует своего изучения. Но в то же время следует обратить внимание на то, что национальному законодательству ряда стран известны подходы, при которых имущество, используемое при совершении преступлений, может быть конфисковано у собственника, если он не проявил должной предусмотрительности и его имущество было использовано во зло третьими лицами. Как представляется, такие подходы в отдельных случаях поддерживаются и международным сообществом. Так, ст. 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в городе Страсбурге 8 ноября 1990 г., ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. N 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 г.) установлено, что термин “конфискация” означает не только наказание, но и “меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества” (п. “d”); при этом под имуществом понимается имущество любого рода, вещественное и невещественное (п. “b”), и “орудия”, означающие любое имущество, использованное или предназначенное для использования любым способом, целиком или частично, для совершения преступления или преступлений (п. “c”). Таким образом, в Конвенции принадлежность (собственность обвиняемого или иного лица) имущества не является определяющим фактором при решении вопроса о конфискации. Такой же подход, с нашей точки зрения, следовало бы закрепить и в российском законодательстве.

Далее, конфискация может быть обращена не только на имущество, полученное в результате совершения указанных в законе преступлений, но и на любые доходы от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу. Это положение представляется очень важным, поскольку практика показывает, что доходы от имущества, полученного в результате совершения преступлений, нередко составляют весьма значительные суммы.

Не менее важным является и положение закона, согласно которому конфискация имущества распространяется также и на деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы. Данное положение исключает возможность использования результатов преступной деятельности в тех ситуациях, когда имущество, полученное в результате совершения преступлений, преобразуется в иное имущество, например, когда преступник успевает на похищенные средства приобрести недвижимость, вложить их в производство и т.д. Такая возможность ранее в связи с исключением конфискации имущества из уголовного закона отсутствовала. Означенные выше подходы к конфискации имущества, на наш взгляд, являются достаточно эффективной законодательной мерой противодействия коррупционным преступлениям и преступлениям террористического характера.

Если же имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

Таким образом, можно сказать, что конфискация имущества распространяется в первую очередь на имущество, которое тем или иным образом соотнесено с совершением преступления и принадлежит виновному. Это первый вид имущества, подлежащего конфискации.

Вместе с тем, как показывает практика, в антиобщественных целях может быть использовано не только имущество, приобретенное в результате совершения преступления, но также и благоприобретенное имущество. В этой связи уголовный закон, преследуя цель лишения материальной и финансовой базы отдельных лиц и групп, чья деятельность противоречит закону, распространяет действие конфискации и на подобное имущество. Поэтому конфискованы могут быть деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Следовательно, второй вид имущества, подлежащего конфискации, составляет имущество, предназначенное для использования в преступных целях, указанных в законе. Данное имущество может быть и благоприобретенным.

Говоря о данном предмете конфискации, на наш взгляд, следует обратить внимание на два подхода, реализуемых законодателем применительно к имуществу, – это используемое или предназначенное для финансирования терроризма и другое имущество. Если имущество используется для финансирования терроризма, то оно может быть конфисковано на основании ст. 104.1 УК РФ, поскольку использование означает причастность (соучастие) виновного к совершению преступления, а в отдельных случаях (например, в соответствии со ст. 205.1 УК РФ) и самостоятельное преступление. Если же имущество предназначалось, но еще не использовалось для финансирования терроризма, то это может расцениваться как приготовительные действия пособника или исполнителя. Таким образом, и при использовании, и при предназначенности имущества для финансирования преступлений можно говорить как минимум о соучастии в совершении преступления, а следовательно, о связи имущества, подлежащего конфискации, с преступлением и его конфискацией у лица, совершающего преступление или участвующего в той или иной роли в его совершении.

В случаях, когда имущество, подлежащее конфискации, было передано осужденным другому лицу (организации), оно подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

Принятие третьим лицом имущества от осужденного в том случае, когда это лицо знало о получении имущества в результате преступных действий, может при наличии соответствующих условий служить основанием для решения вопроса о соучастии в преступлении, совершенном осужденным, или о совершении самостоятельного преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ “Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем”.

Указание же на то, что лицо должно было знать о получении имущества осужденным в результате преступных действий, говорит о необходимости проявления должной предусмотрительности лицом при приобретении имущества. Ее отсутствие может стать основанием лишения имущества третьего лица даже в случае добросовестного приобретения имущества у осужденного.

Проведенный выше анализ относительно видов имущества, подлежащего конфискации, позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, конфискации подлежит только имущество, тем или иным образом относимое к преступлению (использованное, предназначенное для совершения преступления, полученное в результате совершения преступления или являющееся результатом преобразования преступно полученного имущества). Во-вторых, конфискации подлежит только имущество, принадлежащее виновному или переданное им другим лицам. В этой связи можно сказать, что институт конфискации имущества нуждается в доработке в части конфискации имущества, принадлежащего третьим лицам, но с использованием которого совершено преступление. Это особенно важно с учетом требований международных соглашений, участником которых является Россия.

В настоящее время наиболее полно вопросы конфискации имущества решены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 “О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака”, где Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судов на то, что оборот контрафактных экземпляров произведений или фонограмм нарушает охраняемые федеральным законодательством авторские и смежные права, в связи с чем указанные экземпляры произведений или фонограмм подлежат конфискации и уничтожению без какой-либо компенсации (за исключением случаев передачи конфискованных контрафактных экземпляров произведений или фонограмм обладателю авторских или смежных прав, если это предусмотрено действующим в момент вынесения решения по делу федеральным законом).

Затем в названном Постановлении отмечается, что в соответствии с п. “а” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ судам надлежит исходить из того, что деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 и 147 УК РФ, и любые доходы от этого имущества конфискуются, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Пленумом обращается внимание и на то обстоятельство, что исходя из положений п. “г” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ орудия и иные принадлежащие обвиняемому средства совершения преступления, в частности оборудование, прочие устройства и материалы, использованные для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, подлежат конфискации.

И, наконец, следует указать на обязательность применения конфискации имущества судами. В ст. 104.1 УК РФ конфискация имущества определяется как принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора имущества, указанного в законе. То есть в данном случае закон проводит определенное соотношение, заключающееся в следующем: есть определенное законом имущество – оно подлежит изъятию. Это обязательное предписание. Ни в указанной статье УК РФ, ни в иных нормах гл. 15.1 УК РФ не говорится о возможности оставления имущества, определенного законом у виновного или иных лиц. Не предусматривается подобная возможность и уголовно-процессуальным законом. В этой связи можно сказать, что конфискация имущества является обязательной к применению.


Видео о ст. 104.1 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *