Статья 24 УК РФ Формы вины

Ч. 1 ст. 24 УК РФ

Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Ч. 2 ст. 24 УК РФ

Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

 

 

Оглавление


Комментарий к ст. 24 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. В ч. 1 закреплены две формы вины, известные уголовному праву, – умысел и неосторожность. Их содержание раскрывается соответственно в ст. 25 и 26 УК.

2. Положение ч. 2 необходимо понимать следующим образом. В случае указания в статье Особенной части УК на неосторожность как форму вины соответствующее преступление совершается только по неосторожности (например, ст. 118, 168 УК). Напротив, умолчание законодателя о форме вины допускает совершение соответствующего преступления как умышленно, так и по неосторожности (например, ст. 251, 283 УК), если только вывод об умышленном совершении преступления не следует из смысла уголовного закона (например, ст. 120, 285 УК).

3. В ряде случаев юридическое значение приобретают мотив и цель совершения преступления.
Мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.
Цель преступления связана с будущим и представляет собой мысленную модель результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.
Мотив и цель, имеющие уголовно-правовое значение, могут иметь место только в умышленных преступлениях и выполнять одну из трех функций.
Во-первых, мотив и цель могут являться криминообразующим признаком, введенным законодателем в состав преступления с целью отграничить преступное деяние от непреступного (например, ст. 153, 154, 285 УК).
Во-вторых, мотив и цель могут являться квалифицирующими признаками соответствующего состава преступления (например, п. “з” – “м” ч. 2 ст. 105 УК).
В-третьих, мотив и цель могут разграничивать смежные составы преступлений (например, террористический акт (ст. 205 УК) отличается от диверсии (ст. 281 УК) по целям действий виновного).

4. В ряде случаев уголовно-правовое значение приобретает ошибка лица, т.е. его заблуждение относительно юридической или фактической стороны совершаемого деяния (юридическая и фактическая ошибки соответственно).
Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической характеристике или юридических последствиях совершаемого деяния. Такие неправильные заблуждения (например, незнание о преступности действий, ошибка в представлении о возможном наказании, неверное отнесение деяния к числу преступных, хотя оно таковым не является) не влияют на уголовную ответственность и наказание субъекта.
Фактическая ошибка предполагает неправильное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Иметь уголовно-правовое значение может лишь ошибка, связанная с признаками состава преступления; заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, не относящихся к последним, юридического значения не имеет.
Можно выделить две разновидности фактической ошибки: ошибка-незнание и ошибка-заблуждение.
При ошибке-незнании лицу неизвестно юридически значимое обстоятельство, оказывающее влияние на квалификацию (например, беременность потерпевшей при убийстве, характер похищаемого предмета как наркотического средства). В таком случае содеянное либо вовсе не образует состава преступления (если неизвестное обстоятельство является конструктивным признаком основного состава преступления), либо квалифицируется без вменения лицу соответствующего признака (т.е., например, не по п. “г” ч. 2 ст. 105 УК, а по ч. 1 ст. 105 УК). Однако в случае, если неизвестный факт должен был и мог быть известен лицу и уголовный закон устанавливает ответственность за то же деяние, совершенное по неосторожности, лицо может понести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности (например, при мнимой обороне или за причинение по неосторожности смерти человеку, ошибочно принятому в темноте за животное).
При ошибке-заблуждении лицо ошибочно полагает о существовании юридически значимого обстоятельства, оказывающего влияние на квалификацию (например, полагает о малолетнем возрасте потерпевшей при изнасиловании, об исправности похищаемого оружия). В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на преступление с соответствующим признаком, т.е. как покушение на преступление, которое было бы совершено, будь факты таковы, как лицо их предполагает существующими (например, по ч. 3 ст. 30 и п. “а” ч. 3 ст. 131 УК, ч. 3 ст. 30 и ст. 226 УК).


Комментарий к статье 24 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Комментируемая статья вместе с другими нормами главы 5 УК образуют правовой механизм реализации принципа вины, провозглашенного в ст. 5 УК, в соответствии с которым уголовная ответственность за совершение общественно опасных деяний и за причинение вредных последствий возможна только при наличии вины, а объективное вменение не допускается.

2. Вина – это психическое отношение лица к совершенному им общественно-опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его общественно опасным последствиям.
Элементами вины являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины – умысел и неосторожность, описанные в ст. ст. 25 и 26 УК, по отношению к которым вина является родовым понятием.
Признать лицо виновным – значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера совершенного преступления – это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем объективным обстоятельствам совершенного преступления.

3. Сознание и воля – это элементы психической деятельности человека. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякая интеллектуальная деятельность включает и волевые элементы, а волевая, в свою очередь, включает интеллектуальные элементы. Вместе с тем между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конституцией состава данного преступления.

4. Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает представление об объекте посягательства и осознание характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и т.п.), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.

5. Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях – в неосмотрительности, нерадивости, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий. Сущность волевого процесса в неосторожных преступлениях в том, что лицо не напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это.

6. Различия в содержании, интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежат в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы – на виды.

7. Форма вины – это установленное уголовным законом определенное соотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины – умысел и неосторожность. Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может.

8. Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части УК, либо подразумевается.
Если характер действий явно указывает на то, что данное преступление может совершаться только с умыслом, то форма вины может и не указываться в диспозиции уголовно-правовой нормы. К таким преступлениям относятся, например, террористический акт, кража, разбой, изнасилование, клевета, взяточничество и пр. Форма вины может быть не указана и в тех случаях, когда об умышленном характере преступления свидетельствует тот или иной способ законодательного описания деяния, т.е. использование специальных приемов законодательной техники. К таковым относятся, например, указание на заведомую незаконность действий (ст. 299 УК – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности), на злостный характер действий или бездействия (ст. 157 УК – злостное уклонение от оплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей). Об умышленном характере преступления может свидетельствовать указание в диспозиции статьи Особенной части УК на специальный мотив или специальную цель деяния.

9. Юридическое значение формы вины многообразно.

Во-первых, форма вины служит границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в случаях, когда уголовная ответственность установлена законом только за умышленное совершение общественного опасного деяния.

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если в законе ответственность за совершение общественно опасных деяний дифференцирована в зависимости от формы вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст. 105 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК), причинения тяжкого вреда здоровью (ст. ст. 111 и 118 УК), уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 и ст. 168 УК), уничтожения или повреждения лесных насаждений (ч. ч. 1 и 2 ст. 261 УК).

В-третьих, форма вины служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние при умышленном его совершении наказывается строже, чем при неосторожной форме вины.

В-четвертых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступления.

В-пятых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно ст. 58 УК лица, осужденные к этому виду наказания за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают наказания в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные преступления, – по общему правилу в исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

10. В ч. 2 ст. 24 УК впервые закреплено положение о том, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь при условии, что это специально предусмотрено конкретной уголовно-правовой нормой Особенной части УК, т.е. в этой норме прямо указано на неосторожную форму вины. Например, нарушение ветеринарных правил является преступлением при условии, что оно повлекло по неосторожности распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия (ст. 249 УК).
Уголовный кодекс предусматривает ответственность за некоторые преступления, которые могут совершаться как с умышленной формой вины, так и по неосторожности (например, ст. 252 УК – загрязнение морской среды, ст. 283 УК – разглашение государственной тайны и др.).

 


Комментарий к статье 24 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности. Виновность деяния – неотъемлемая составляющая понятия преступления (см. комментарий к ст. 14 УК РФ). Уголовной ответственности без вины быть не может, так как вменение в вину лицу деяния, совершенного невиновно (объективное вменение), не допускается (ч. 2 ст. 5 УК РФ). В соответствии с принципом субъективного вменения лицо подлежит уголовной ответственности только за общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК РФ). Уголовная ответственность может наступать только при наличии вины в отношении общественно опасных действий лица. Невиновное причинение вреда независимо от характера и размера наступивших последствий полностью исключает уголовную ответственность (см. комментарий к ст. 28 УК РФ). Отсутствие вины влечет отсутствие состава преступления, так как вина – основной признак субъективной стороны состава преступления (см. комментарий к ст. 8 УК РФ).

Понятие вины в УК РФ отсутствует, комментируемая статья называет лишь ее формы. Понятие вины выработано доктриной уголовного права и основано на том, что человек совершает деяния, обладая полной свободой воли, способностью к саморегуляции и самодетерминации поведения, позволяющей принимать решения, руководствуясь сложившимися в сознании индивида понятиями и представлениями. Эта способность включает в себя интеллектуальный (познавательный) и волевой (характеризующий внутренний самоконтроль) элементы, поэтому виновным по уголовному праву признается только то лицо, которое в момент совершения преступления могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и свободно реализовывать свою волю в отношении производства этих действий (руководить ими), – вменяемое лицо (см. комментарий к ст. 21).

Вина – это внутреннее психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям. Это отношение проявляется в интеллектуальной и волевой составляющих деятельности человека, которые именуются интеллектуальным и волевым моментами (элементами) вины.
Вина образуется совокупностью (единством) двух моментов: интеллектуального и волевого. Интеллектуальный момент вины отражает осознание характера объекта. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент также включает в себя предвидение общественно опасных последствий и осознание развития причинной связи между своими действиями (бездействием) и их последствиями. В преступлениях с формальным составом, когда для наличия оконченного состава преступления не требуется учет наступивших общественно опасных последствий, он включает в себя только осознание общественной опасности соответствующих действий.

Действия человека всегда мотивированы и преследуют достижение определенных целей. Мотив и цель хотя и являются самостоятельными признаками субъективной стороны преступления, но наряду с виной они определяют составляющие психического отношения лица к совершаемому преступлению, свидетельствуют о целеполагании лица при совершении этого деяния, дают возможность выяснить, из каких побуждений виновный совершил преступление. Цель преступления, возникая на основе преступного мотива, вместе с мотивом в наибольшей степени детерминирует наличие вины в момент совершения преступления. Мотив и цель свойственны умышленным преступлениям, а применительно к неосторожным преступлениям закон не содержит в себе эти признаки. Если состав преступления предполагает учет факультативных объективных признаков, характеризующих обстоятельства совершения преступных действий (место, время, обстановка и др.), или учет мотива и цели совершения преступления, то осознание этих обстоятельств также имеет уголовно-правовое значение. Например, Пленум Верховного Суда РФ неоднократно указывал на необходимость при оценке общественной опасности содеянного и назначении наказания учитывать все обстоятельства, при которых совершено преступление: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления.

Характер и содержание волевого момента вины определяется конструкцией состава каждого конкретного преступления. Волевой момент вины в умышленных преступлениях заключается в сознательном направлении интеллектуальных и физических усилий на достижение намеченного или предполагаемого результата (желание). Волевой момент вины при неосторожных преступлениях состоит в том, что лицо не направляло необходимые усилия на предотвращение наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя должно было и могло это сделать (нежелание). В этом случае лицо при совершении действий или, наоборот, при их несовершении проявляет небрежность, неосмотрительность, легкомыслие.

Две формы вины – умысел (ст. 25 УК РФ) и неосторожность (ст. 26 УК РФ) – образуются путем различного сочетания интеллектуального и волевого моментов вины. Умысел и неосторожность, в свою очередь, делятся на виды: умысел – на прямой и косвенный, а неосторожность – на легкомыслие и небрежность. Отражение форм вины в нормах Особенной части УК РФ может быть различным. Форма вины может быть прямо указана в диспозиции статьи (умышленное причинение смерти (ст. 105 УК РФ) или причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)) либо подразумеваться, когда характер действий или их цель указывает на то, что преступление может совершаться только умышленно, например истязание (ст. 117 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), террористический акт (ст. 205 УК РФ). Так, заведомая незаконность действий (бездействия) при уклонении от уплаты налогов (ст. ст. 198, 199 УК РФ) невозможна без наличия умысла лица на их совершение. Часть 2 комментируемой статьи определяет, что, если деяние совершается только по неосторожности, оно может быть признано преступлением, когда такая форма вины указана в диспозиции статьи Особенной части УК РФ Например, преступление, предусмотренное ст. 168 УК РФ (уничтожение или повреждение имущества по неосторожности), совершается только по неосторожности.

Формы вины позволяют разграничить преступное и непреступное поведение; преступления, сходные по объективным признакам (объекту и объективной стороне). Они являются критериями классификации преступлений (ст. 15 УК РФ), предопределяют назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), обуславливают признание в действиях лица рецидива преступлений (ст. 18 УК РФ).


Видео о ст. 24 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *