Статья 285 УК РФ Злоупотребление должностными полномочиями

Ч. 1 ст. 285 УК РФ

Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Ч. 2 ст. 285 УК РФ

То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, – наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Ч. 3 ст. 285 УК РФ

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, – наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания.

1. Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

2. Под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

3. Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

4. Государственные служащие и муниципальные служащие, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям настоящей главы в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями.

5. Утратило силу. – Федеральный закон от 04.05.2011 N 97-ФЗ.

 

Оглавление


Комментарий к ст. 285 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. Отдельным вопросам квалификации злоупотребления и превышения должностных полномочий посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий”.

2. Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями образуется тремя обязательными признаками.

Деяние представляет собой действие в виде использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; возможно также совершение преступления путем бездействия. Действия лица формально являются правомерными и входят в его компетенцию, однако совершаются вопреки интересам службы, т.е. вопреки целям и задачам деятельности данного лица, “во зло” службе, государственным интересам, не вызываются служебной необходимостью (см. п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

Использование неслужебных отношений, хотя и связанных со службой (личных связей, авторитета занимаемой должности и т.п.), состава преступления не образует.

Объективная сторона предполагает также наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (см. п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19) и причинную связь между деянием и последствиями. В отсутствие последствий содеянное образует, как правило, дисциплинарный проступок или административное правонарушение.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме умысла (как прямого, так и косвенного), а также обязательными мотивами: корыстной или иной личной заинтересованностью (см. п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19). Ложно понятые служебные интересы не могут образовывать необходимый для наличия состава преступления мотив (например, проведение излишних ревизий и проверок с целью выявить скрытые злоупотребления и правонарушения).

4. Субъект специальный: должностное лицо. В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК должностное лицо характеризуется единством трех обязательных характеристик:

а) выполняемые лицом функции;

б) время (длительность) выполнения функций;

в) место выполнения функций.

5. Должностное лицо должно выполнять функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. О функциях представителя власти говорится в примечании к ст. 318 УК, в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” и п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19, об иных функциях – в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 и п. 4 – 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19.

Выполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций наряду с выполнением сугубо профессиональных функций требует их корректного разграничения, поскольку при совершении действий в процессе выполнения последних субъект не признается должностным лицом.

6. Должностное лицо должно выполнять свои функции постоянно, временно или по специальному полномочию. Постоянное выполнение функций предполагает их выполнение в результате назначения или избрания на должность и при этом срок полномочий лица или не определен временными рамками, или ограничен законодательно промежутком времени. Временное выполнение функций связано с назначением на должность для замещения временно отсутствующего должностного лица. Выполнение функций по специальному полномочию означает, что эти функции не являются основной работой для лица, которое является посторонним по отношению к данному органу государственной власти или органу местного самоуправления (см. п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

7. Должностное лицо должно выполнять свои функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контролируемых государством или муниципальными образованиями, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Данный признак позволяет отграничить анализируемое понятие от лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. комментарий к ст. 201 УК).

Следует обратить внимание, что лица, выполняющие соответствующие функции в частных учреждениях, созданных гражданином или юридическим лицом (п. 2 ст. 120 ГК РФ), охватываются примечанием 1 к ст. 201 УК.

8. Квалифицированный состав (ч. 2) предполагает ответственность за деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления. Данные понятия раскрываются в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК; см. также ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ “О системе государственной службы Российской Федерации” и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19.
Под главой органа местного самоуправления следует понимать главу муниципального образования (см. ст. 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации” и п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

9. Характеристика особо квалифицированному составу (ч. 3) дается в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19.

10. Злоупотребление должностными полномочиями следует отличать от хищения с использованием служебного положения (см. п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19). При злоупотреблении отсутствует незаконное безвозмездное обращение государственного или муниципального имущества в собственность виновного или собственность других лиц.


Комментарий к статье 285 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Рассматриваемое преступление посягает на законную деятельность властного публичного аппарата – органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, а также органов управления в Вооруженных Силах, других войсках и иных воинских формированиях РФ.

2. Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями состоит из трех обязательных признаков:

1) использования должностных полномочий вопреки интересам службы, которое может быть выражено как в действии, так и в бездействии;

2) общественно опасных последствий в виде существенного нарушения прав и охраняемых законом интересов;

3) причинной связи между деянием и последствиями.

3. Использование служебных полномочий представляет собой совершение (несовершение) действий, формально правомерных, входящих в служебную компетенцию должностного лица, связанных с осуществлением тех прав и обязанностей, которыми оно наделено исключительно в силу занимаемой им должности.

4. Опасность указанных деяний определяется их совершением вопреки интересам службы; имеющиеся у должностного лица полномочия используются им совсем не в тех целях, для которых оно ими наделено. Конкретными формами злоупотребления должностными полномочиями являются: нарушения финансовой дисциплины; сокрытие правонарушений; необоснованное проведение (или непроведение) проверок и ревизий; извлечение имущественной выгоды за счет государственного или муниципального имущества или за счет публичной деятельности иных (подчиненных) лиц без обращения имущества в свою пользу (например, использование военачальником солдат на строительстве загородного дома, использование служебного транспорта в личных целях) и т.п.

5. Существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства наиболее часто выражается в причинении материального вреда, когда государственным и иным публичным организациям причиняется имущественный ущерб в виде прямых убытков либо упущенной выгоды. Последствия должностного злоупотребления могут иметь и нематериальную природу и быть выражены: в нарушении конституционных прав и свобод граждан; подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений; создании помех и сбоев в их работе; нарушении общественного порядка; сокрытии крупных хищений и других тяжких преступлений и т.п. Верховный Суд РФ указал, что для признания нарушения прав существенным необходимо учитывать ряд факторов (см. п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий”). Физический вред личности не характерен для рассматриваемого преступления.

6. Преступление следует считать оконченным в момент наступления указанных в законе последствий.

7. С субъективной стороны должностное злоупотребление совершается умышленно. Умысел может быть как прямым, так и косвенным, хотя в большинстве случаев злоупотребление совершается с прямым умыслом. Преступление характеризуется специальными мотивами. Корыстная заинтересованность означает стремление виновного получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою пользу или уклониться от неизбежных материальных затрат (например, сокрытие путем запутывания учета образовавшейся в результате халатности недостачи с целью избежать материальной ответственности). Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду нематериального характера. Такое стремление может быть обусловлено карьеризмом, протекционизмом, семейственностью, желанием приукрасить действительное положение, в том числе улучшить показатели своей работы, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть собственную некомпетентность и т.п.

Иную личную заинтересованность, как признак состава рассматриваемого преступления, не следует отождествлять с известной неуголовному законодательству личной заинтересованностью (см. п. 2 ст. 11 Федерального закона от 2 марта 2007 г. “О муниципальной службе в Российской Федерации” и п. 2 ст. 10 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. “О противодействии коррупции”), которая подразумевает возможность неосновательного обогащения служащего и в этом качестве фактически выступает в качестве синонима корыстных побуждений.

8. Субъект преступления специальный – должностное лицо. Примечание 1 к комментируемой статье содержит уголовно-правовое понятие должностного лица. Должностными лицами в соответствии с уголовным законодательством признаются три категории граждан: а) лица, осуществляющие функции представителя власти; б) лица, выполняющие организационно-распорядительные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ; в) лица, выполняющие административно-хозяйственные функции в тех же местах.
Легальное определение представителя власти дается в примечании к ст. 318 УК (см. комментарий к нему).

Организационно-распорядительные функции реализуются, как правило, в сфере подчиненности одних лиц другим, т.е. выполняются начальником в процессе его взаимоотношений с подчиненными по службе. Они включают в себя, например, подбор и расстановку кадров, организацию труда и службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”). Примером должностного лица, выполняющего организационно-распорядительные функции, может служить руководитель отдела в министерстве, директор государственного учреждения образования и т.п. В последние годы судебная практика признает наличие организационно-распорядительных функций у преподавателей государственных вузов, поскольку принимаемые ими в процессе контроля знаний студентов решения порождают для последних определенные правовые последствия (см.: СПС “КонсультантПлюс”, документы N 9420 (ARB) и 16279 (ARB)), хотя ни о каких отношениях подчиненности в данном случае говорить не приходится.

Административно-хозяйственные функции означают полномочия по управлению государственным, муниципальным или корпоративным имуществом, определению его правовых перспектив. К таковым могут быть отнесены принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения. В частности, эти функции выполняют начальники финансовых управлений администрации того или иного субъекта РФ или муниципального образования и их заместители, заведующие хозяйственной частью в учреждениях и т.п.

9. Организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции осуществляются во многих сферах. Однако должностным является лицо, выполняющее их лишь в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в государственных корпорациях (например, Государственная корпорация по атомной энергии “Росатом”), а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ. Если же указанные функции осуществляются в иных организациях (коммерческих или некоммерческих), ответственность за должностное преступление исключается. Например, был неправильно осужден за должностное преступление директор государственного предприятия “Парк культуры и отдыха” г. Самары (БВС РФ. 2002. N 7. С. 12, 13). Не являются также должностными лицами представители государства или муниципальных образований в органах управления хозяйственных обществ и товариществ.

10. В законе говорится, что функции всех трех указанных выше видов могут осуществляться постоянно, временно или по специальному полномочию. Постоянное осуществление функций предполагает занятие определенной должности (по выборам, по назначению), временное – также замещение определенной должности, но только по назначению и на определенный, обычно непродолжительный срок. Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным но то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (присяжные заседатели и др.).

11. Возможны ситуации, когда одно лицо одновременно выполняет и сугубо профессиональные, и должностные функции (организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные). Например, главный врач государственной поликлиники, с одной стороны, осуществляет прием, лечение граждан (как и любой медицинский работник), а с другой – руководит профессиональной деятельностью подчиненных ему сотрудников (врачей, медицинских сестер и т.п.). Ответственность за должностное злоупотребление он может нести только во втором случае, когда содеянное обусловлено наличием у виновного организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций (БВС РФ. 2000. N 4. С. 6). Лица, выполняющие исключительно профессиональные функции, например рядовой врач-педиатр, к числу должностных не относятся (БВС РФ. 2003. N 1. С. 19, 20).

12. Квалифицированным видом злоупотребления должностными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК) является совершение преступления лицом, занимающим государственную должность РФ или субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления. Все эти категории лиц являются должностными, и при этом они характеризуются особо ответственным служебным положением. Понятие лиц первых двух категорий дано в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК и в ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. “О системе государственной службы Российской Федерации”.

13. Уголовная ответственность за должностное злоупотребление повышается не для любого лица, возглавляющего тот или иной орган местного самоуправления, а только для главы муниципального образования. Например, не был признан главой органа местного самоуправления глава администрации волости, поскольку он не возглавлял муниципального образования (БВС РФ. 2002. N 10. С. 10).

14. Особо квалифицированный вид злоупотребления должностными полномочиями будет иметь место тогда, когда оно повлекло тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК). Тяжкими последствиями следует признавать крупные аварии, длительную остановку транспорта или производственного процесса, дезорганизацию работы учреждения, срыв выполнения государственных планов (например, по поставкам оружия в зарубежные страны), нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и др. Имущественный ущерб может считаться тяжким последствием, если его размер на порядок превышает величину крупного ущерба при халатности (см. комментарий к ст. 293 УК).

15. В примечании 4 к комментируемой статье специально оговаривается, что не являющиеся должностными лицами государственные служащие и служащие органов местного самоуправления несут уголовную ответственность по нормам главы 30 УК только в случаях, когда это предусмотрено соответствующими статьями (ст. ст. 288, 292, 292.1 УК).
Понятие государственного служащего определено в ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. “О системе государственной службы Российской Федерации” и в ст. 13 Федерального закона от 27 июля 2004 г. “О государственной гражданской службе Российской Федерации”, а муниципального служащего – в п. 1 ст. 10 Федерального закона от 2 марта 2007 г. “О муниципальной службе в Российской Федерации”.

16. Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ действие норм главы 30 УК РФ было распространено на преступные деяния иностранных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций (например, членов Европарламента). Тем самым устранен имевший место до принятия указанного Закона пробел в правовом регулировании, который с учетом положений ст. 3 УК делал невозможной уголовную ответственность иностранных и международных должностных лиц в России. Согласно примечанию 5 к комментируемой статье уголовная ответственность этих лиц возможна в случаях, предусмотренных международными договорами России. Статьи 5, 6, 9 – 12 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (ратифицирована Федеральным законом от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ) предусматривают обязанность государств-участников принять законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений взяточничество и использование служебного положения в корыстных целях со стороны иностранных государственных должностных лиц, членов иностранных государственных собраний, должностных лиц или нанятых по контракту сотрудников международных или наднациональных организаций, международных парламентских собраний и международных судов. Необходимость криминализации взяточничества иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций предусмотрена ст. 16 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (ратифицирована Федеральным законом от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ).

При решении вопроса о том, является ли конкретное лицо субъектом, упомянутым в примечании 5 к комментируемой статье, следует руководствоваться не примечанием 1 к ней, а положениями указанных выше Конвенций и национальным правом иностранных государств. Так, согласно п. “а” ст. 1 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию государственным должностным лицом считается лицо, определяемое как “должностное лицо”, “государственный служащий”, “мэр”, “министр” или “судья” в национальном праве государства, в котором данное лицо выполняет эту функцию, как она определяется в уголовном праве.


 Комментарий к статье 285 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основным объектом злоупотребления должностными полномочиями является осуществляемая в соответствии с законом деятельность публичного аппарата власти и управления. В качестве дополнительного объекта выступают конституционные права человека и гражданина, охраняемые законом экономические и иные интересы граждан, организаций и государства.

Объективная сторона преступления состоит из трех обязательных признаков:

1) совершения деяния (действия либо бездействия) – использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы;

2) наступления последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

3) причинно-следственной связи между деянием и последствием.

Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует понимать совершение действий (либо бездействие), которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. Кроме того, как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, т.е. незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности (п. п. 15, 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий”).

Однако в случаях, когда действия должностного лица, связанные с нарушением своих служебных полномочий, были совершены для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным, при условии что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (ст. 39 УК РФ).

Кроме того, не могут быть признаны преступными деяния должностного лица, связанные с использованием служебных полномочий, повлекшие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если они были совершены во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Должностное лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 285 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. При этом действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. ч. 3 или 4 ст. 33 УК РФ

Должностное лицо, издавшее заведомо незаконный приказ или распоряжение подчиненному лицу, не осознавшему незаконность такого приказа или распоряжения и исполнившему его, подлежит ответственности как исполнитель преступления.

Полномочия должностного лица определяются его компетенцией, т.е. кругом прав и обязанностей, закрепленных в соответствующих законодательных, иных нормативных правовых актах, ведомственных, локальных документах и т.д. При привлечении лица к ответственности за злоупотребление должностными полномочиями необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей должностного лица, нормативные акты, их регламентирующие, мотив, цель и фактические обстоятельства совершенного деяния, наличие причинной связи между нарушением (неисполнением) должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями. Указание на конкретный акт, наделяющий лицо соответствующими полномочиями, а также на конкретные права и обязанности, которыми лицо незаконно воспользовалось, является обязательным.

Как указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении должны содержаться ссылки на правовые акты, в силу которых должностное лицо наделено теми или иными полномочиями, а также конкретные обязанности и права, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину. Невыполнение данного требования влечет за собой постановление оправдательного приговора за отсутствием состава преступления.

Следует также отметить, что в случае если для достижения преступного результата лицо использует не закрепленные за ним должностные полномочия, а какие-либо связи по службе, авторитет занимаемой им должности и т.д., то состав данного преступления отсутствует.

Как было отмечено ранее, совершение деяния вопреки интересам службы означает, что лицо действует в рамках предоставленных ему полномочий, однако его действия противоречат целям и задачам, поставленным перед соответствующим органом или учреждением. Интересы конкретного органа или учреждения заключаются в достижении целей, ради которых они были созданы, в полном и своевременном выполнении стоящих перед ними задач и обеспечиваются посредством деятельности должностных лиц. Поэтому нарушение последними своих должностных обязанностей, если это не вызвано служебной необходимостью, должно рассматриваться как деяние, противоречащее интересам службы.
Злоупотребление должностными полномочиями может выражаться в различных формах и способах совершения преступления, например в сокрытии инспектором налогового органа факта неуплаты налогов близкими ему лицами; освобождении командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица; сокрытии фактов совершения преступлений в связи с плохо организованной работой по их раскрытию в целях избежать дисциплинарной ответственности; сокрытии факта недостачи имущества (например, нежилого помещения), находящегося на балансе определенного органа или учреждения и утраченного в процессе его использования (к примеру, сгоревшего вследствие несоблюдения правил противопожарной безопасности); использовании в личных целях имущества, выделенного определенному органу или учреждению для осуществления служебной деятельности; издании заведомо незаконных приказов и распоряжений, повлекших причинение существенного вреда; попустительстве совершению правонарушений иными лицами со стороны должностного лица, обязанного осуществлять соответствующий контроль за их действиями; выдаче водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; приеме на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют, и др.

Помимо совершения деяния в виде использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, обязательным элементом объективной стороны преступления является последствие в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, находящееся в причинно-следственной связи с деянием. Существенное нарушение прав и законных интересов – понятие оценочное, поэтому решать вопрос о наличии такого существенного нарушения необходимо на основе конкретных обстоятельств дела, однако в каждом случае существенность нарушения прав и законных интересов должна быть обоснована в приговоре. Одного лишь указания в приговоре на причинение существенного вреда охраняемым законом интересам граждан, организаций и государства недостаточно; эта формулировка является общей, и если не установлено, в чем конкретно выражается ущерб и кому он причинен, обоснование существенности причиненного вреда отсутствует.

Применительно к данному обстоятельству п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” содержит следующее разъяснение: “По делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий”.

Существенным является нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). К существенному нарушению прав и законных интересов следует также относить причинение лицу физического вреда в виде побоев, истязаний, легкого вреда здоровью; повлекшее крупные убытки незаконное воспрепятствование предпринимательской или иной экономической деятельности, незаконное ограничение конкуренции. Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества или государства может выражаться в подрыве авторитета органов власти, подрыве нормальной деятельности государственного (муниципального) органа, например прокуратуры – по быстрому и полному раскрытию преступлений, создании значительных помех и сбоев в работе государственных и муниципальных структур, сокрытии тяжких преступлений и т.п.

В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” отмечается, что при оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Злоупотребление должностными полномочиями относится к числу преступлений с материальным составом. Оно считается оконченным с момента наступления последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. В отсутствие данного последствия имеет место должностной проступок, влекущий дисциплинарную ответственность, но не состав преступления.

С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины в виде как прямого, так и косвенного умысла. Виновное должностное лицо осознает, что использует предоставленные ему служебные полномочия вопреки интересам службы, предвидит существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, желает наступления этих последствий (прямой умысел) либо сознательно допускает последствия или относится к их наступлению безразлично (косвенный умысел).

Обязательным признаком субъективной стороны является мотив – корыстная или иная личная заинтересованность.

Корыстная заинтересованность выражается в стремлении должностного лица получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или в пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.). Так, корыстная заинтересованность имеет место в случаях, когда при строительстве дома должностное лицо незаконно эксплуатирует труд своих подчиненных, освобождаясь тем самым от расходов на оплату подрядных работ; обладая полномочиями по распределению государственного (муниципального) жилищного фонда, незаконно устанавливает внеочередной порядок получения квартиры своему родственнику; в целях избежать материальной ответственности скрывает недостачу материальных ценностей.

Злоупотребление лицом своими должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует отличать от хищения чужого имущества с использованием служебного положения. В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” по этому поводу отмечается, что в отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества. Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 159 УК РФ или ч. 3 ст. 160 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Иная личная заинтересованность выражается в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера. Такое стремление может быть обусловлено различными побуждениями: карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, скрыть свою некомпетентность, избежать дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения, ошибки в работе, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, месть, зависть и т.п.

При рассмотрении дел о злоупотреблении должностными полномочиями установление мотива корыстной или иной личной заинтересованности, которым руководствовалось лицо при совершении преступления, является обязательным. В приговоре также должно быть указано, в чем конкретно такой мотив был выражен. В случае когда лицо использует свои служебные полномочия вопреки интересам службы, но не стремится получить в результате какие-либо личные блага (его мотивом выступают, например, ложно понятые интересы государственного (муниципального) органа или учреждения), состав преступления отсутствует.

Субъект рассматриваемого преступления специальный – должностное лицо.

Часть 2 ст. 285 УК РФ предусматривает квалифицированный состав злоупотребления полномочиями, отличающийся от основного состава преступления особым статусом субъекта. Здесь субъектом является должностное лицо, занимающее государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта РФ, а также глава органа местного самоуправления.

Определение лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации и субъектов РФ, как было указано выше, дается в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК РФ
Рассматривая вопрос о субъекте злоупотребления должностными полномочиями, следует иметь в виду, что по смыслу закона для возбуждения уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285 и ч. 2 ст. 286 УК РФ, установление конкретного должностного лица, занимающего государственную должность и допустившего злоупотребление и превышение, является обязательным. Возбуждение уголовного дела по факту злоупотребления неопределенным кругом лиц является незаконным.

Особо квалифицированным видом злоупотребления полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ) является совершение деяния, предусмотренного ч. ч. 1 или 2 ст. 285 УК РФ, повлекшее тяжкие последствия. Данный признак является оценочным и устанавливается с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления. В п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” к числу тяжких рекомендуется относить такие последствия, как: крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, иное нарушение деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п. Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 285 УК РФ, является умышленным и не может рассматриваться как совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК РФ).

Следует отметить, что норма об ответственности за злоупотребление должностными полномочиями является общей по отношению к большинству норм о преступлениях главы 30 УК РФ (за исключением ст. ст. 288, 291, 293 УК РФ). Данные нормы содержат специальные виды должностных злоупотреблений, поэтому согласно правилу, установленному в ч. 3 ст. 17 УК РФ, уголовная ответственность наступает только по специальной норме, совокупность со ст. 285 УК РФ отсутствует. Действия лица квалифицируются по совокупности преступлений, только если злоупотребление должностными полномочиями образует самостоятельный состав преступления и такая совокупность является реальной.

Состав злоупотребления должностными полномочиями следует разграничивать с составом превышения должностных полномочий. При этом следует исходить из того, что в первом случае должностное лицо незаконно, вопреки интересам службы использует предоставленные ему законом права и полномочия, а во втором – совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции (которые относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу) либо могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, а также действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать).


 Видео о ст. 285 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *