Статья 303 УК РФ Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

Ч. 1 ст. 303 УК РФ

Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, – наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

Ч. 2 ст. 303 УК РФ

Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником – наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Ч. 3 ст. 303 УК РФ

Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, – наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Ч. 4 ст. 303 УК РФ

Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации – наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

 

Оглавление


Комментарий к ст. 303 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. Предметом преступления являются доказательства по гражданскому (ч. 1) или уголовному делу (ч. 2, 3), результаты оперативно-розыскной деятельности (ч. 4). Доказательствам посвящены ст. 71, 73 ГПК РФ, ст. 75, 76 АПК РФ, ст. 74 УПК РФ. К результатам оперативно-розыскной деятельности следует относить надлежащим образом полученные и оформленные результаты оперативно-розыскных мероприятий (опрос, наведение справок, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и пр.), исчерпывающий перечень которых дан в ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”.

2. Объективная сторона выражается в виде действий по фальсификации, состоящих в подделке, искажении (в том числе путем уничтожения), подмене подлинной информации (ее носителей), предметов, выступающих в качестве доказательств, информацией (ее носителями), предметами ложными, искусственными, полученными из ненадлежащего источника. При этом важно установление именно факта подмены, при котором фальшивые доказательства или результаты оперативно-розыскной деятельности выдаются за подлинные.

3. Преступление признается оконченным с момента представления суду фальсифицированных доказательств или фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности. В ч. 3 требуется наступление тяжких последствий. Понятие тяжких последствий является оценочным, они могут заключаться в незаконном осуждении, тяжелом заболевании потерпевшего, потере им работы и т.п.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. По ч. 4 необходимо установление специальной цели уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо цели причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации.

5. Субъект специальный: лица, участвующие в гражданском деле и имеющие право представлять доказательства (гражданский истец, гражданский ответчик, их представители) (ч. 1); лицо, производящее дознание, следователь, (руководитель следственного органа, начальник органа дознания), прокурор или защитник (ч. 2, 3); лица, уполномоченные на проведение оперативно-розыскных мероприятий (ч. 4).


Комментарий к статье 303 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Преступление, предусмотренное в ч. 1 комментируемой статьи, посягает на нормальное разрешение судом дела в рамках гражданского судопроизводства. Факультативный непосредственный объект – законные интересы и права личности. Предмет преступления – письменные и вещественные доказательства (ст. ст. 71, 73 ГПК, ст. ст. 75 – 76 АПК).

2. Объективная сторона состоит в фальсификации доказательства по гражданскому делу и предъявлении его суду. Фальсификация означает искажение фактических данных, являющихся вещественными или письменными доказательствами: уничтожение этого доказательства, внесение в документ заведомо ложных сведений, составление полностью поддельного доказательства и т.п. Преступление окончено с момента предъявления суду сфальсифицированного доказательства.

3. Не охватывается комментируемой статьей предоставление ложной доказательственной информации свидетелем, экспертом, переводчиком (живыми лицами).

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели могут быть различными корысть, ненависть и др.

5. Субъект преступления – только лицо, участвующее в деле, или его представитель. Лица, участвующие в деле, определены в ст. 34 ГПК и ст. 40 АПК. К ним относятся: истец, ответчик, прокурор, заинтересованные в деле граждане, заявители и др. Под представителем понимается законный представитель или лицо, уполномоченное надлежаще оформленным документом на ведение дела в суде (ст. ст. 48 – 54 ГПК и ст. ст. 59 – 61 АПК).

6. Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного в ч. 2 ст. 303 УК, являются отношения по обеспечению нормальной деятельности органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Факультативный непосредственный объект – законные интересы и права личности.

7. Объективная сторона преступления выражается в фальсификации доказательств разными способами: составлении протокола допроса, который не проводился; уничтожении вещественного доказательства; подделке заключения эксперта и т.п. Преступление окончено с момента фальсификации доказательства следователем, прокурором или лицом, производящим дознание. При совершении преступления защитником деяние окончено с момента предъявления сфальсифицированного доказательства органам предварительного следствия, дознания или суду. Для квалификации не имеет значения, было ли доказательство признано таковым, повлияло на исход дела или нет.

8. Субъективная сторона преступления – прямой умысел. Мотивы и цели могут быть различными – карьеризм, ненависть, месть и т.п.

9. Субъектом является лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

10. Квалифицирующими признаками (ч. 3 статьи) являются: фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении; фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия. Фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, может иметь место как по уголовному, так и гражданскому делу. Признак оценочный, под которым следует понимать оправдание виновного; незаконное взыскание, приведшее к банкротству предпринимателя и т.п.


 Комментарий к статье 303 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основным объектом преступления являются нормальная деятельность суда, интересы правосудия. Дополнительный объект – интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств может привести к принятию судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права и законные интересы граждан, юридических лиц. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 провозглашает: “При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”.

Поскольку уголовный закон включает в себя специальные нормы об ответственности за фальсификацию доказательств, исходящих от людей (ст. 307 УК РФ “Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод”), предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, являются лишь письменные и вещественные доказательства.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ).

Аналогично решены вопросы о доказательствах и в АПК РФ (ст. ст. 75, 76).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется действием – фальсификацией доказательств по гражданскому делу и представлением их в суд.

Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах.

Согласно ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ (в ред. от 7 марта 2013 г.) указано, что судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.24, ч. ч. 2 и 3 ст. 9.4, ст. ст. 9.5, 9.5.1, 14.1, 14.10 – 14.14, ч. ч. 1 и 2 ст. 14.16, ч. ч. 1, 3 и 4 ст. 14.17, ст. ст. 14.18, 14.23, 14.27, 14.36, 14.37, ч. 2 ст. 14.38, ст. ст. 14.43 – 14.49, 14.50, ч. 1 ст. 15.10, ч. ч. 2 и 2.1 ст. 17.14, ч. ч. 6 и 15 ст. 19.5, ст. 19.33 настоящего Кодекса, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.

Судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.9, 14.31, 14.31.1, 14.31.2, 14.32, 14.33 настоящего Кодекса.

Таким образом, к гражданским делам относится и деятельность арбитражных судов по рассмотрению административных дел, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях” (в ред. от 10 июня 2010 г.) отмечается, что судьи судов общей юрисдикции не вправе рассматривать дела об административных правонарушениях, перечисленных в абзаце третьем ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями, поскольку эти дела подсудны судьям арбитражных судов. Указанный в этой норме перечень видов правонарушений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Дела, указанные в абзаце третьем ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, не подсудны судьям судов общей юрисдикции и в том случае, когда по ним в соответствии со ст. 28.7 КоАП РФ проводилось административное расследование, а также когда индивидуальный предприниматель, совершивший административное правонарушение из числа названных в абзаце третьем ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, утратил статус индивидуального предпринимателя.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными. Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т.е. искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т.д.

Для состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет.

Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом.

Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч. 3 ст. 303 УК РФ). Этот состав преступления относится к категории материальных составов.

Характер и виды тяжких последствий законодателем не раскрываются. Это понятие является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств дела.

К таким последствиям можно отнести, например, самоубийство или попытку самоубийства либо тяжелую болезнь проигравшего по гражданскому делу, его близких родственников.

Тяжкими также могут считаться такие последствия, как разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он фальсифицирует доказательства по гражданскому делу, и желает совершить это деяние.

В случае квалифицированного состава фальсификации доказательств (ч. 3 ст. 303 УК РФ), включающего в качестве дифференцирующего уголовную ответственность признака наступление тяжких последствий этого преступления, виновный должен не только осознавать общественную опасность своих действий, но и предвидеть возможность или неизбежность наступления указанных тяжких последствий, а также желать их наступления или относиться к ним безразлично. В этом случае субъективная сторона может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.

Субъективная сторона ч. 3 ст. 303 УК РФ может характеризоваться и двойной формой вины. Субъект фальсифицирует доказательства умышленно, но отношение к причинению тяжких последствий неосторожное.

Мотивы (может быть личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения) и цели не влияют на квалификацию деяния, поскольку не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков состава преступления, но они должны учитываться при индивидуализации наказания в рамках санкции, предусмотренной за инкриминируемое деяние. Например, совершение преступления по мотиву сострадания признается обстоятельством, смягчающим наказание (п. “д” ч. 1 ст. 61 УК РФ), и, напротив, из мести за правомерные действия других лиц – отягчающим обстоятельством (п. “е” ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Субъектом данного преступления может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель. Состав лиц, участвующих в деле, определяется ст. 34 ГПК РФ и ст. 40 АПК РФ, а представителей – ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ. К первым относятся истцы, ответчики, третьи лица, прокурор, органы государственного управления, заявители, заинтересованные граждане и иные лица, указанные в законодательстве. Представителем является гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.
Фальсификация доказательств по уголовному делу (ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ).

Основным объектом преступления являются нормальная деятельность суда, интересы правосудия. Дополнительный объект – интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств может привести к принятию судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права и законные интересы граждан, юридических лиц. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 провозглашает: “При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”.

В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна.

Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ Принудительное воздействие на лицо, с тем чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст. 302 либо ст. 309 УК РФ

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий. Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.
К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

“Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст. ст. 84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу.

Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления”.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), ложных заключений экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.п.

В литературе и на практике иногда предлагается расширительно толковать термин “фальсификация”, относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных.

В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств.

Уголовный закон не дает юридического определения фальсификации.

Исходя из понятия термина “фальсификация”, который приводится в толковых словарях Ожегова и Ушакова: “…подделывание чего-нибудь; изменение вида или свойства какого-нибудь предмета с целью обмана, для того чтобы выдать его за предмет другого вида или качества; подмена чего-нибудь (подлинного, настоящего) ложным, мнимым” и указаний УПК РФ, считаем, что фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии. Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д. сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан. Эти обстоятельства, по мнению судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-О06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий: например, следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-О06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А. по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст. 50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст. ст. 7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст. ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан. В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства.

По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность. Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать.

Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления специальный) – прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник. Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле.

Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены ч. 3 ст. 303 УК РФ:

а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ;

б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 303 УК РФ, по законодательной конструкции объективной стороны формально-материальный. Формальный – в части фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, материальный – в части наступления тяжких последствий в результате фальсификации доказательств по уголовному делу.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла при фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении или прямым, косвенным умыслом, двумя формами вины – при фальсификации доказательств, повлекшей тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями в теории и практике понимаются осуждение невиновного лица, осуждение хотя бы и виновного, но к существенно более строгому наказанию, чем это было бы при оценке подлинных доказательств, самоубийство незаконно осужденного, его близких, разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п. Все указанные последствия могут быть учтены при квалификации деяния по ч. 3 ст. 303 УК РФ только в том случае, если они находятся в причинной связи с рассматриваемым преступлением и не вызваны другими причинами.

Фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм. При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия. Норма же о служебном подлоге является общей, так как охватывает все случаи фальсификации официальных документов. Таким образом, служебный подлог наносит ущерб не правосудию, а иным видам государственной деятельности, а также деятельности органов местного самоуправления. Кроме того, фальсификация доказательств может быть совершена только теми субъектами, которые прямо указаны в ст. 303 УК РФ

Также следует отграничивать фальсификацию доказательств от искусственного создания доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ “Провокация взятки либо коммерческого подкупа”. Признаки этого преступления рассмотрены ниже.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ).

Конституция Российской Федерации (ч. 3 ст. 55) допускает в конституционно значимых целях возможность соразмерного ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина. Ряд такого рода ограничений предусматривается Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, которым в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, возложена обязанность выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать преступления, а также выявлять и устанавливать лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 2).

Согласно данному Федеральному закону (п. 1 ч. 2 ст. 7) в случае отсутствия достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, оперативно-розыскные мероприятия, в том числе связанные с ограничениями конституционных прав граждан, могут быть проведены на основании полученных сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

При этом, исходя из смысла названного Федерального закона, его ст. ст. 1, 2, 7, ч. 2 ст. 8 и ст. 10, определяющих цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, под противоправным деянием подразумевается лишь уголовно наказуемое деяние, т.е. преступление. Когда же в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 14 июля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г. Черновой, проведение оперативно-розыскного мероприятия в силу ст. 2 и ч. 4 ст. 10 должно быть прекращено.

Федеральным законом от 24 июля 2007 года ч. 8 ст. 5 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” дополнена абзацами, запрещающими органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подстрекать, склонять, побуждать лиц в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности.

Основным объектом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, являются интересы правосудия, в качестве дополнительного объекта выступают права и законные интересы физического или юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных результатов оперативно-розыскной деятельности может привести к принятию органами предварительного расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан, в том числе уголовное преследование лица, непричастного к совершению преступления, либо причинению вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, может быть:

1) физическое лицо, заведомо для виновного непричастное к совершению преступления, в целях его уголовного преследования;

2) физическое или юридическое лицо в целях причинения вреда его чести, достоинству и деловой репутации.

Предметом преступления являются результаты оперативно-розыскной деятельности, т.е. сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

Согласно Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд (далее – Инструкция), результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о местонахождении лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов, перечисленных в ч. 1 ст. 81 УПК РФ; о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Результаты оперативно-розыскной деятельности представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности, которые составляются должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и рапорт регистрируется в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

К рапорту об обнаружении признаков преступления или сообщению о результатах оперативно-розыскной деятельности, могут прилагаться полученные (выполненные) при проведении оперативно-розыскных мероприятий фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, акты, справки, другие документы, а также иные материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, для выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.
К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности может осуществляться путем представления изначально ложных по содержанию сведений (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в документы путем их подделки, подчистки, датирования другим числом (материальный подлог), фабрикации предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами (например, подбрасывание наркотиков, оружия или боеприпасов в квартиру, ложных документов в организацию или квартиру).
Рассматриваемое преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суду фальсифицированных результатов оперативно-розыскной деятельности, независимо от того, повлияли ли они на решение вопроса о возбуждении уголовного дела, подготовке и осуществлении следственных и судебных действий, доказывании по уголовным делам.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом фальсифицирует результаты оперативно-розыскной деятельности, и желает эти результаты в таком виде использовать.

При этом виновный преследует одну из двух целей:

1) уголовное преследование лица, заведомо непричастного к совершению преступления; либо

2) причинение вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Заведомая непричастность потерпевшего лица к совершению преступления означает, что субъект преступления был об этом осведомлен до начала выполнения объективной стороны преступления.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе – лицо, уполномоченное на проведение оперативно-розыскных мероприятий (субъект специальный).

Согласно ст. 13 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

1) органов внутренних дел Российской Федерации;

2) органов федеральной службы безопасности;

3) федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны;

4) таможенных органов Российской Федерации;

5) службы внешней разведки Российской Федерации;

6) Федеральной службы исполнения наказаний;

7) органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Оперативное подразделение органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации проводит оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанного органа внешней разведки и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий иных органов, указанных в ст. 13 цитируемого Закона.
Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, может быть изменен или дополнен только федеральным законом. Руководители указанных органов определяют перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы.

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, решают определенные настоящим Федеральным законом задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации.

Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы оперативно-розыскные мероприятия в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы.


 Видео о ст. 303 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *