Статья 307 УК РФ Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Ч. 1 ст. 307 УК РФ

Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования – наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Ч. 2 ст. 307 УК РФ

Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, – наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание.

Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

 

 

Оглавление


Комментарий к ст. 307 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. Объективная сторона выражается в виде действий по даче заведомо ложных показаний, заключения или неправильного перевода. Заведомая ложность означает, что соответствующая информация полностью или частично не соответствует действительности. Ложная информация придумывается либо искажается, не сообщается истинная информация, имеющая значение по делу (сообщение вымышленных фактов, сокрытие существенных деталей совершения преступления и т.п.). Указанные действия совершаются в ходе производства по делу на стадии досудебного или судебного производства. Неправильность перевода состоит в сознательном искажении подлинного содержания переводимой информации. Указанные действия, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2), образуют квалифицированный состав преступления.

2. Преступление признается оконченным с момента дачи ложных показаний, заключения эксперта, специалиста или неправильного перевода.

3. Дача заведомо ложных показаний свидетеля, пояснения специалиста, заключения эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении или в исполнительном производстве квалифицируются по ст. 17.9 КоАП РФ.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, предполагающим осознание того, что показания, заключения являются ложными, а перевод – неправильным.

5. Субъект специальный: лицо, признанное свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом или переводчиком по делу. Аналогичные действия гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, подозреваемого, обвиняемого, которые при их допросе об обстоятельствах дела дают ложные показания, квалификации по данной статье не подлежат.

6. В примечании предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших данное преступление. Это возможно, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявят о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.


Комментарий к статье 307 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Основной и факультативный непосредственные объекты преступления, закрепленного комментируемой статьей, те же, что и для преступления, предусмотренного ст. 306 УК.

2. Объективная сторона состоит в действии: ложном показании свидетеля или потерпевшего; ложном заключении или показании эксперта, специалиста; заведомо неправильном переводе переводчика. Указанные действия совершаются в процессе судебного разбирательства или при производстве предварительного расследования.

3. Показаниями являются сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному либо гражданскому делу, влияющие на разрешение дела по существу. Ложными показаниями являются сведения о существенных обстоятельствах, т.е. влияющие на вынесение судебного акта. Ложные показания о несущественных обстоятельствах (например, сколько лет свидетель знает обвиняемого и т.п.) не образуют преступления, закрепленного комментируемой статьей. Ложными являются показания, не соответствующие действительности.

4. Если лицо дает показания, но о ряде существенных обстоятельств намеренно не сообщает, такие показания являются ложными. Этим преступление, предусмотренное комментируемой статьей, отличается от отказа давать показания (ст. 308 УК), при котором лицо отказывается говорить.

5. Ложное заключение эксперта, специалиста состоит в неправильном изложении фактов, неверной оценке, выводах. Например, неотражение в заключении того, что удары были нанесены левшой, и т.п. Неправильный перевод – это намеренное искажение содержания высказываний или документов.

6. На стадии предварительного расследования заведомо ложное показание свидетеля или потерпевшего окончено с момента подписания протокола допроса, ложное заключение – с момента предъявления его экспертом или специалистом органу расследования, ложный перевод – с момента представления органу предварительного расследования подписанного перевода документа или с момента подписания протокола допроса. Во время судебного разбирательства преступление окончено с момента дачи устных показаний, заключения, перевода.

7. Субъективная сторона деяния – прямой умысел. Обязательно наличие заведомости ложности показания, заключения или перевода.

8. Субъект преступления специальный – достигший возраста 16 лет свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик.

9. Квалифицирующий признак (ч. 2 статьи) – сопряженность деяния с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

10. В примечании к ст. 307 УК предусмотрен специальный вид освобождения от уголовной ответственности. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик в обязательном порядке освобождаются от уголовной ответственности, если они до вынесения приговора или решения суда добровольно заявят о ложности данных ими показаний, заключения или перевода.


 Комментарий к статье 307 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основным объектом данного преступления выступают интересы правосудия. Дополнительный объект – права и интересы личности, интересы юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого посягательства на интересы правосудия состоит в том, что искажение истины в показаниях свидетеля, потерпевшего или специалиста, заключении эксперта или переводе препятствуют установлению истины по уголовному или гражданскому делу, нарушают нормальное функционирование судебной системы, работу органов следствия и дознания и могут препятствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора суда, как того требует ст. 297 УПК РФ, либо законного и обоснованного решения суда, как того требует ст. 195 ГПК РФ. Требования законности, обоснованности и мотивированности для принимаемых арбитражным судом решений, постановлений, определений содержатся в ч. 3 ст. 15 АПК РФ.

Объективная сторона преступления заключается в одном из следующих деяний, совершаемых путем действия:

1) заведомо ложных показаниях свидетеля;

2) заведомо ложных показаниях потерпевшего;

3) заведомо ложном заключении или показании эксперта;

4) заведомо ложном показании специалиста;

5) заведомо неправильном переводе в суде.

Деяние может быть совершено в уголовном, гражданском или арбитражном судопроизводстве или при производстве предварительного расследования.

Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении влекут наказание по ст. 17.9 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Аналогичные определения содержатся в ст. 69 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Согласно п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. О признании потерпевшим дознаватель, следователь или суд выносят постановление. Именно с этого момента физическое или юридическое лицо приобретает процессуальный статус потерпевшего.
Потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ.

При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

В соответствии со ст. 277 УПК РФ допрос потерпевшего проводится по правилам допроса свидетеля. В соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК РФ перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность (за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний, за разглашение данных предварительного расследования), предусмотренные ст. 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Процессуальным основанием для возбуждения уголовного дела по ст. 307 УК РФ (а также ст. ст. 308 и 310 УК РФ) являются умышленные действия по нарушению запретов, изложенных в подписке. Аналогичные положения закреплены в ст. 176 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

Показания потерпевшего или свидетеля – это данные о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, отобранные в ходе допроса дознавателем, следователем или судом (ст. ст. 78, 79 УПК РФ, ст. 69 ГПК РФ, ст. 56 АПК РФ), т.е. сведения об обстоятельствах, влияющих на разрешение дела по существу. Статья 307 УК РФ не имеет в виду показаний о несущественных обстоятельствах, относящихся к делу (например, изменение свидетелем в процессе расследования пояснения причины своего появления на месте преступления).

Преступными являются только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта. Они относятся в уголовном судопроизводстве к предмету доказывания, в гражданском судопроизводстве – к предмету иска.

Если свидетель (потерпевший) просто отказывается говорить, он может быть привлечен к ответственности не по рассматриваемой статье, а за отказ от дачи показаний согласно ст. 308 УК РФ

Все перечисленные в диспозиции ст. 307 УК РФ действия должны быть совершены в процессе предварительного расследования либо в судебном заседании. Ложные сведения, данные свидетелем, например, в беседе с прокурором, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ

Согласно ст. 57 УПК РФ экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном законом для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

В соответствии с ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе: давать заведомо ложное заключение (п. 4), разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном п. 1 ст. 161 УПК РФ.

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 269 УПК РФ председательствующий разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные указания содержатся в ст. 171 ГПК РФ и ч. 5 ст. 55 АПК РФ. Нарушение требований подписки и будет процессуальным основанием для привлечения к уголовной ответственности в случае дачи заведомо ложного заключения.

В соответствии со ст. 282 УПК РФ в ходе судебного следствия по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. В этом случае эксперт допрашивается в качестве свидетеля со всеми вытекающими из этого статуса правами и обязанностями.

Ложность заключения эксперта выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела.

В соответствии со ст. 58 УПК РФ специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

В отличие от эксперта специалист подлежит уголовной ответственности не за дачу заведомо ложного заключения, а за заведомо ложное показание.

Ложность показаний специалиста выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в заведомо неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела. Как и эксперт, специалист дает показания в качестве свидетеля.

Переводчиком является лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных УПК РФ, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, а также владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу (ст. 59 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 263 УПК РФ председательствующий разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ, о чем переводчик дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные положения содержатся в ст. 162 ГПК РФ и ст. 57 АПК РФ.

Неправильный перевод состоит в искажении смысла переводимых материалов дела (устной или письменной речи) – показаний или документов при производстве предварительного расследования или в процессе судебного разбирательства. Ложным будет и умолчание переводчика о существенных для разрешения дела обстоятельствах при переводе показаний и документов.

Все вышеперечисленные деяния, совершенные в суде либо при производстве предварительного расследования, влекут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ независимо от того, искажают ли они истину в пользу обвиняемого по уголовному делу или против него, а равно в пользу истца или ответчика по гражданскому делу.

Состав преступления сконструирован законодателем по типу формальных составов преступлений. Преступление считается оконченным с момента совершения одного из указанных действий независимо от того, приняты ли эти показания, заключение эксперта, показания специалиста или перевод в качестве доказательств по рассматриваемому делу. На стадии предварительного расследования это преступление считается оконченным, когда свидетель, потерпевший или специалист, если он задавал вопросы, подписал протокол допроса, эксперт – заключение; в стадии судебного разбирательства – с момента дачи свидетелем, потерпевшим, специалистом показаний или оглашения экспертом содержания заключения. Для переводчика данное преступление окончено с момента представления им заведомо неправильного письменного перевода или окончания устного перевода.

В соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ (аналогичные действия должны быть выполнены и судом). В этой связи на практике возникает вопрос о наличии состава заведомо ложного показания и т.д. в тех случаях, когда, например, свидетель не был предупрежден об уголовной ответственности, т.е. не были выполнены указанные правила УПК РФ. С нашей точки зрения, невыполнение указанных правил исключает ответственность по ст. ст. 306 и 307 УК РФ, так как требование УПК РФ о предупреждении соответствующих лиц об уголовной ответственности имеет целью обеспечение допустимости доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК РФ) и является конструктивным признаком составов указанных преступлений.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствуют указания в законе на заведомость совершаемых действий. Виновный сознает, что он дает по данному делу суду, органам предварительного расследования не соответствующие действительности показания в качестве свидетеля или потерпевшего или ложное заключение как эксперт или делает неправильный перевод, и желает совершить эти действия.

Мотивы таких действий не определены законом и могут быть различные (стремление улучшить или, напротив, ухудшить положение обвиняемого, боязнь мести с его стороны, корысть, неприязненные отношения, ложно понимаемые интересы борьбы с преступностью и др.). Значения для квалификации преступления они не имеют.

Добросовестное заблуждение потерпевшего или свидетеля, неправильное восприятие ими актов вследствие невнимательности, забывчивости, отсутствия должной компетенции эксперта, специалиста или переводчика и другие обстоятельства, повлиявшие на дачу не соответствующих истине показаний, заключения или перевода, исключают ответственность по ст. 307 УК РФ

Субъект данного преступления специальный. Им могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста и прямо указанные в ст. 307 УК РФ, – свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик, признанные таковыми в соответствии с УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ. Несовершеннолетние в возрасте до 16 лет, в том числе привлеченные к участию в деле в качестве свидетелей или потерпевших, субъектами данного преступления не являются. Другие участники процесса ответственности по ст. 307 УК РФ не несут.

Квалифицированным видом преступления является совершение тех же действий, соединенных с обвинением в совершении тяжкого и особо тяжкого преступлений, определение которых дается в ст. 15 УК РФ

Статья 307 УК РФ дополнена примечанием, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности показаний, данных ими, заключения или заведомо неправильном переводе.
Мотивы, по которым свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик добровольно заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, не имеют значения для решения вопроса об освобождении их от уголовной ответственности.


 Видео о ст. 307 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *