Статья 313 УК РФ Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи

Ч. 1 ст. 313 УК РФ

Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, совершенный лицом, отбывающим наказание или находящимся в предварительном заключении, – наказывается принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

Ч. 2 ст. 313 УК РФ

То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, – наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Ч. 3 ст. 313 УК РФ

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, – наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет.

 

Оглавление


Комментарий к ст. 313 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. Объективная сторона выражается в виде действий по побегу из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Побег – это незаконное самовольное оставление учреждений, в которых отбываются наказания в виде лишения свободы, ареста или меры пресечения в виде содержания под стражей. В соответствии с ч. 1 ст. 77 УИК РФ в исключительных случаях осужденные к лишению свободы, ранее не отбывавшие лишение свободы, которым отбывание наказания назначено в исправительной колонии общего режима, могут быть с их согласия оставлены в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Арест должен исполняться в арестных домах, которые в настоящее время не существуют. Военнослужащие отбывают арест на гауптвахте. Местами содержания под стражей при применении меры пресечения являются следственные изоляторы и изоляторы временного содержания. В ряде случаев местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых могут являться учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты. Побег осужденного к лишению свободы из транспортного средства при конвоировании, подозреваемых, обвиняемых, содержащихся под стражей, из кабинета следователя, из зала судебного заседания квалифицируется по данной статье. Побег может быть совершен различными способами: подкоп, спиливание решеток на окнах и т.п. Указанные действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч. 2), совершенные с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, или с угрозой применения такого насилия, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 3), образуют квалифицированные составы преступления. В указанные группы лиц могут входить не только осужденные или лица, содержащиеся под стражей, но и третьи лица.

2. Преступление признается оконченным с момента оставления мест лишения свободы, ареста или мест содержания под стражей.

3. Субъект специальный: лицо, осужденное к наказанию в виде лишения свободы или ареста; осужденные, которым эти виды наказания назначены в порядке замены более мягкого наказания; подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых применены меры процессуального принуждения в виде задержания или заключения под стражу.


Комментарий к статье 313 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Преступление посягает на нормальную деятельность органов по исполнению судебного акта. В квалифицированном составе, предусмотренном в ч. 3 статьи, дополнительным непосредственным объектом выступает здоровье личности.

2. Объективная сторона преступления заключается в самовольном оставлении осужденным или лицом, находящимся под стражей, мест лишения свободы Минюста РФ, иных учреждений системы Минюста РФ, МВД РФ, ФСБ РФ и др.

3. Самовольным признается оставление места лишения свободы, салона машины во время перевозки подсудимого из следственного изолятора в суд, помещения суда и т.п. без соответствующего разрешения. При этом для самовольного оставления места содержания под стражей у лица не должно быть законных оснований.

4. Местом лишения свободы являются колонии-поселения, лечебные исправительные учреждения, исправительные и воспитательные колонии, тюрьмы.

5. К местам предварительного заключения относятся: следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, пересылочные пункты, транспортные средства для этапирования лиц и др.

6. Побег может быть совершен из помещения суда, кабинета следователя и т.д. Побегом будет самовольное оставление места работы, расположенного за пределами охраняемой территории, лицом, которому разрешено передвижение без конвоя. Незаконное оставление помещения для свидания, находящегося за пределами колонии, тоже является побегом.

Преступление окончено с момента оставления мест лишения свободы или предварительного заключения. При побеге из-под стражи преступление окончено с момента выхода лица из-под контроля охраняющих его лиц. Побег – длящееся преступление.

7. С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом.

8. Субъект преступления специальный – достигшее возраста 16 лет лицо, отбывающее лишение свободы, а также подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, к которому применена мера пресечения – заключение под стражу.

9. В ч. 2 статьи установлен квалифицированный состав: побег, совершенный группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (о понятии групп см. комментарий к ст. 35 УК).

10. В ч. 3 статьи предусмотрены два особо квалифицирующих признака преступления: с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (о понятии оружия см. комментарий к ст. 222 УК).

Под побегом, соединенным с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, следует понимать причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, а также действия, опасные для жизни или здоровья в момент их применения, даже если реального вреда здоровью причинено не было.


 Комментарий к статье 313 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основным объектом преступления являются интересы правосудия в сфере исполнения судебных решений. Дополнительный объект – нормальная деятельность мест лишения свободы, ареста, содержания под стражей. Если побег сопровождался признаками, указанными в ч. 3 ст. 313 УК РФ, то в качестве дополнительного объекта выступает также здоровье человека.

Общественная опасность побега заключается в том, что прерывается отбывание наказания лицом, осужденным к лишению свободы: это противодействует исполнению приговора суда, прерывается исполнение решения суда об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, затрудняется либо делается невозможным производство предварительного расследования и судебного рассмотрения дела, если лицо находится под стражей в порядке меры пресечения, т.е. наносится ущерб интересам правосудия. Кроме того, в определенной мере дезорганизуется деятельность исправительного учреждения или правоохранительного органа в связи с отвлечением сил и средств для поиска и задержания бежавшего, создается опасность совершения этим лицом нового преступления, порождается сомнение у населения в способности специально созданных на то органов обеспечивать надежную изоляцию преступников от общества.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 313 УК РФ, состоит в побеге из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи.
Местом лишения свободы являются учреждения, в которых отбывают наказание осужденные к лишению свободы. В соответствии со ст. 73 УИК РФ осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях.

Согласно ч. 1 ст. 74 УИК РФ исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения.

Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном ст. 77.1 УИК РФ, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия.

Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима (ч. 2 ст. 74 УИК РФ).

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 19 лет (ч. 9 ст. 74 УИК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 77 УИК РФ в исключительных случаях лица, осужденные к лишению свободы, ранее не отбывавшие лишение свободы, которым отбывание наказания назначено в исправительной колонии общего режима, могут быть с их согласия оставлены в следственном изоляторе или тюрьме для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

До настоящего времени арест не применяется и перспектива внедрения ареста в практику представляется мало реальной.
Законодатель в ст. 313 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за нарушение требований обвинительного приговора суда.
При побеге из-под стражи речь должна идти о нарушении требований судебного акта об избрании меры пресечения.

Местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” являются:

– следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы;

– изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;

– изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов федеральной службы безопасности.

В случаях, предусмотренных указанным Федеральным законом, местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых могут являться учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с УПК РФ капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ осужденные, отбывающие наказание в исправительных учреждениях, задержанные по подозрению в совершении другого преступления, могут содержаться под стражей в этих учреждениях, но изолированно от осужденных, отбывающих наказание.

Согласно ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 15 июля 1995 г. подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, могут содержаться в тюрьмах или на территориях учреждений, исполняющих наказания, в специально оборудованных для этих целей помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов. Перечень исправительных учреждений, на территориях которых могут содержаться подозреваемые и обвиняемые, утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации.

Подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, в случае назначения экспертизы по основаниям, предусмотренным УПК РФ, а также в случае оказания им медицинской помощи помещаются в медицинские учреждения (ч. 3 ст. 10 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ).

Порядок оказания медицинской, в том числе психиатрической, помощи подозреваемым и обвиняемым, а также порядок их содержания в медицинских учреждениях и привлечения к их обслуживанию персонала этих учреждений определяются федеральным органом исполнительной власти.

Подозреваемые и обвиняемые военнослужащие содержатся на гауптвахтах (ст. 11 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ).

Местом нахождения под стражей подозреваемых или обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано содержание под стражей, также являются помещение в органах предварительного расследования (кабинет следователя, лица, производящего дознание), зал судебного заседания, транспортные средства, используемые для этапирования к месту отбывания наказания, в суд и т.п., а также любые другие учреждения, где при совершении следственных действий лицо находится под конвоем. Местом нахождения под стражей также считается место производства следственных действий, например при осмотре места преступления, производстве следственного эксперимента.

Момент заключения под стражу наступает одновременно с объявлением лицу о применении к нему этой меры пресечения.

Под побегом понимается самовольное незаконное (вопреки закону, без разрешения компетентных должностных лиц) оставление лицом, отбывающим наказание или находящимся под стражей или под арестом, места лишения свободы либо места нахождения под арестом или стражей.

Побег может быть совершен только в результате активных действий. Это могут быть подкоп, пролом стены, распиливание решеток, бегство от стражи и т.д. Встречаются случаи получения в местах лишения свободы подложных документов, освобождающих осужденных от отбывания наказания. Такое “освобождение” осужденного также является побегом.

Имеются случаи побегов, совершаемых путем подкупа администрации мест лишения свободы или следственных изоляторов.

Побег может быть совершен только из мест, указанных в диспозиции комментируемой статьи. Место преступления в данном составе является обязательным признаком объективной стороны.

Побег из общежития за пределами исправительного учреждения, с рабочего объекта или по пути следования к нему лица, которому было разрешено передвижение без конвоя или сопровождения, считается совершенным из мест лишения свободы. Вместе с тем уклонение от предписанного маршрута следования осужденного к месту лишения свободы, которому разрешено передвижение без конвоя, побегом не является, если это сделано без цели уклониться от отбывания наказания. Такие действия признаются нарушением режима содержания исправительного учреждения и влекут дисциплинарную ответственность.

Побегом из места лишения свободы будет и незаконное самовольное оставление места длительного свидания за пределами исправительного учреждения. Невозвращение из отпуска, проведенного вне исправительного учреждения, не образует состава рассматриваемого преступления, поскольку отсутствуют такие признаки побега, как самовольное, незаконное оставление места лишения свободы. В данном случае выезд за пределы исправительного учреждения осуществляется на законном основании. Если же разрешение на выезд во время отпуска за пределы места лишения свободы было получено обманным путем, невозвращение следует рассматривать как побег.

По конструкции побег относится к преступлениям с формальным составом и считается оконченным с момента:

1) пересечения внешнего периметра места лишения свободы (например, исправительной колонии общего режима) или места содержания под стражей (например, следственного изолятора или изолятора временного содержания), если побег совершен с территории таких мест;

2) полной утраты конвоем контроля над конвоируемым, если побег совершен в процессе конвоирования вне указанных мест, – другими словами, когда субъект сможет по своему усмотрению менять места нахождения, вступать в контакты с другими лицами и т.д.

Судебная практика также исходит из того, что с момента преодоления охраны преступление считается оконченным.

С учетом специфики условий отбывания наказания в колониях-поселениях момент окончания побега из них определяется иначе. В соответствии со ст. 129 УИК РФ в колониях-поселениях осужденные к лишению свободы в часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения. В этих случаях моментом окончания побега будет момент самовольного оставления территории колонии-поселения. Кроме того, с разрешения администрации колонии-поселения осужденные могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах территории соответствующего административно-территориального образования. Побег, совершенный при таких условиях, будет оконченным с момента незаконного оставления территории административно-территориального образования.

Побег из мест лишения свободы, предварительного заключения и из-под стражи – длящееся преступление. Оно заканчивается задержанием виновного или явкой его с повинной. Признание побега длящимся преступлением влияет на исчисление срока давности (ст. 83 УК РФ), а также на применение амнистии (ст. 84 УК РФ). Срок давности в момент побега прерывается и возобновляется только после задержания бежавшего или его явки с повинной. Амнистия к таким лицам может быть применена (если она распространяется на данное лицо) лишь в том случае, если лицо было задержано или явилось с повинной до издания Постановления об амнистии (если иное не оговорено в тексте самой амнистии).

В литературе выделяют два момента окончания побега: юридический – с момента оставления места лишения свободы и фактический – с момента явки с повинной, задержания, смерти виновного, изменения уголовного закона, который декриминализирует деяние или снижает наказание до фактически отбытого, с момента издания акта амнистии или помилования. Исчисление срока давности привлечения к уголовной ответственности за побег начинается с момента фактического окончания преступления.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что состав рассматриваемого преступления окончен с момента оставления места лишения свободы или полной утраты конвоем контроля над конвоируемым.

Преступление же как общественно опасное деяние будет окончено вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что ему избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, либо он задержан по подозрению в совершении преступления, либо осужден к лишению свободы или аресту. Его сознанием также охватывается тот факт, что он покидает данное место самовольно, и желает этого.

Рассматривая вопросы судебной практики по делам о побегах, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 марта 1975 г. N 1 “О судебной практике рассмотрения материалов о переводе осужденных в исправительно-трудовые колонии-поселения и уголовных дел о побегах из этих колоний” указал следующее: “При рассмотрении дел о побегах из колоний-поселений судам необходимо учитывать особенности режима содержания в таких колониях (отсутствие заграждений, охраны и т.п.), в связи с чем в каждом случае особо тщательно исследовать фактические обстоятельства самовольного оставления осужденным этой колонии, мотивы, причины и условия, побудившие его к совершению такого деяния, и исходя из совокупности всех собранных доказательств, а также данных о личности решать вопрос о наличии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 313 УК РФ либо ст. 314 УК РФ Не допускать фактов осуждения за действия, лишь формально содержащие признаки побега либо уклонения от отбывания наказания осужденного, которому разрешен краткосрочный выезд из мест лишения свободы, а по существу представляющие собой нарушения установленного порядка отбывания наказания, ответственность за которые предусмотрена ст. 115 УИК РФ”.

В диспозиции ст. 313 УК РФ цель побега не указана в качестве обязательного признака субъективной стороны состава преступления. Вместе с тем суды при решении вопроса о его наличии исходят из того, что побег будет иметь место лишь в случае наличия цели уклониться от отбывания наказания, от пребывания под стражей. Так, по делу г. Е. было установлено, что он, желая уклониться от пребывания под стражей, самовольно незаконно оставил помещение военной прокуратуры Читинского гарнизона и скрылся. При таких обстоятельствах суд обоснованно расценил эти действия как побег из-под стражи, совершенный г. Е. в предварительном заключении, и правильно квалифицировал содеянное по ч. 1 ст. 313 УК РФ

Основанием отмены приговора по другому делу послужило, в частности, то, что суд в приговоре не указал мотивы, по которым отверг показания осужденных о том, что они заблудились в лесу, не имея цели уклониться от отбывания наказания.

Субъект рассматриваемого преступления специальный – лицо, достигшее возраста 16 лет: а) осужденное к наказанию в виде лишения свободы или ареста; б) в отношении которого избрана мера пресечения – заключение под стражу (ст. 108 УПК РФ); в) задержанного в качестве подозреваемого в совершении преступления (ст. 91 УПК РФ).

Несовершеннолетние в возрасте от 15 до 16 лет за побег из воспитательной колонии или из-под стражи ответственности по ст. 313 УК РФ не несут.

Не являются субъектами данного преступления лица, подвергнутые административному аресту в качестве меры административного взыскания (ст. 3.9 КоАП РФ), а также подвергнутые административному задержанию на основании ст. 27.3 КоАП РФ. В литературе встречается точка зрения, что не относятся к субъектам лица, незаконно осужденные, либо те, которым мера пресечения избрана незаконно.

Поскольку в законе нет указания на законность содержания под стражей и в местах лишения свободы, то побег не может являться актом необходимой обороны (ст. 37 УК РФ) от незаконных действий органов правосудия, так как имеется надлежащий правовой инструментарий для разрешения указанного правового конфликта – порядок обжалования судебного акта. Путем побега не может быть решен и вопрос обеспечения права на личную безопасность. При возникновении угрозы личной безопасности осужденные вправе обратиться к любому должностному лицу места лишения свободы или арестного дома с просьбой об обеспечении личной безопасности, что обязывает этих должностных лиц немедленно принять необходимые меры по защите осужденных от грозящей опасности (ст. 13 УИК РФ). Следовательно, побег и как обстоятельство крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) недопустим.

Часть 2 ст. 313 УК РФ устанавливает ответственность за квалифицированный вид побега, к которому относится побег, совершенный группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает участие двух или более исполнителей, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Для вменения анализируемого квалифицирующего признака необходимо наличие следующих признаков: членами группы должны быть только лица, отбывающие наказание либо находящиеся в предварительном заключении; формирование умысла на побег (предварительный сговор) должно возникнуть до начала выполнения объективной стороны.

Определение организованной группы приведено в ч. 3 ст. 35 УК РФ

Часть 3 ст. 313 УК РФ устанавливает ответственность за особо квалифицированный вид побега, к которому относится побег с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Данный признак охватывает физическое и психическое насилие, осуществленные как непосредственно перед побегом, так и в процессе его совершения. Опасным для жизни и здоровья в общем случае является насилие, повлекшее причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью потерпевшего. Необходимо выяснить объем такого насилия, предусмотренного ч. 3 ст. 313 УК РФ

Квалификация сложного насильственного преступления производится по одной статье (или части) в тех случаях, когда санкция за такое преступление является более строгой по сравнению с санкциями за применение физического насилия в соответствующих статьях главы 16 УК РФ

Учитывая, что санкция ч. 3 ст. 313 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до восьми лет, санкция преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, – также до восьми лет, то необходимо сделать вывод, что понятие насилия, опасного для жизни или здоровья, в составе, предусмотренном ч. 3 ст. 313 УК РФ охватывает причинение вреда здоровью средней тяжести. При наступлении тяжкого вреда здоровью, действия лица квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 313 и соответствующей части ст. 111 УК РФ

Причинение смерти также не охватывается данным квалифицирующим признаком и требует квалификации по совокупности преступлений (ст. ст. 105 и 313 УК РФ).

Также по совокупности надлежит квалифицировать побег, сопряженный с захватом заложников.

Насилие как средство облегчения совершения побега может применяться как к сотрудникам мест лишения свободы, содержания под стражей, осужденным, препятствующим побегу, так и к иным лицам.

В качестве особо квалифицирующего признака побега законом предусмотрен признак совершения преступления с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Понятие “оружие” сформулировано в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ “Об оружии”.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона “Об оружии” оружие – устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов.

К оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием.

К предметам, используемым в качестве оружия, относятся любые предметы, которыми может быть причинен вред здоровью потерпевшего, независимо от того, подвергались ли они предварительной обработке, были подготовлены специально или подобраны на месте совершения преступления (топор, бритва, дубинки, цепи, металлические прутья, камни, осколки стекла и т.п.). Так, полено, подобранное на месте происшествия и использовавшееся для нанесения ударов, было признано судом предметом, используемым в качестве оружия. Лица, совершившие побег с использованием огнестрельного оружия, несут ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 и 313 УК РФ

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, означает не просто их наличие у виновного, а фактическое использование. Оно может выражаться как в физическом воздействии на потерпевшего (причинения легкого, среднего или тяжкого вреда здоровью), так и в психическом, т.е. угрозе оружием (выстрел в воздух, прицеливание или иная демонстрация оружия). Нельзя усматривать наличие этого квалифицирующего признака, если виновный высказывает лишь словесную угрозу применения оружия или иных предметов без их демонстрации. Простое обладание оружием во время совершения побега не образует данного признака.


 Видео о ст. 313 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *