Статья 34 УК РФ Ответственность соучастников преступления

Ч. 1 ст. 34 УК РФ

Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

Ч. 2 ст. 34 УК РФ

Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.

Ч. 3 ст. 34 УК РФ

Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Ч. 4 ст. 34 УК РФ

Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

Ч. 5 ст. 34 УК РФ

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

 

 

Оглавление


Комментарий к ст. 34 УК РФ

Комментарий под редакцией Есакова Г.А.

1. В соответствии с правилами, закрепленными в ч. 2 – 3, квалификация действий соучастников (кроме исполнителя) осуществляется обязательно со ссылкой на конкретную часть ст. 33 УК.

2. На квалификацию действий соучастников влияют личностные признаки исполнителя преступления (его социальное, служебное положение и т.п.). Если эти признаки связаны с объектом и объективной стороной преступления, т.е. прямо влияют на степень его общественной опасности (например, служебное положение исполнителя), то они должны вменяться иным соучастникам при условии их осознания. Если же такие признаки относятся исключительно к личности одного из соучастников (например, состояние аффекта, родственные отношения), то они не должны подлежать вменению соучастникам.

3. Вменению соучастникам подлежат также мотивы и цели совершения преступления, которые являются конструктивным или квалифицирующим признаком состава преступления, при условии, что они ими осознавались (хотя и не обязательно разделялись).

4. Определенные особенности присущи уголовной ответственности соучастников в случае совершения так называемого преступления со специальным субъектом (исполнителем) (например, должностных, воинских преступлений). Действия специального субъекта как исполнителя следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК, а общего субъекта – по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК (как организатора, подстрекателя, пособника).


Комментарий к статье 34 Уголовного кодекса РФ

Комментарий под редакцией Рарога А.И.

1. Основанием уголовной ответственности соучастников является совершение общественно опасного деяния, содержащего признаки состава преступления, как и в тех случаях, когда преступление совершено одним лицом. Однако уголовная ответственность соучастников имеет свои особенности, установленные в нормах Общей и Особенной частей УК. Каждое лицо, участвовавшее в преступлении, должно отвечать только за свое деяние и в пределах своей вины. Ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления (ч. 1 ст. 34 УК), и, соответственно, каждому из них назначается строго индивидуальное наказание (ст. 67 УК). Но исходной позицией при уяснении сути ответственности соучастников преступления остается норма, содержащаяся в ч. 7 ст. 35 УК: преступление, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), должно влечь более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных законом.

2. Действия соисполнителей квалифицируются согласно ч. 2 ст. 34 УК только по статьям Особенной части УК, без ссылки на ст. 33 УК. Правовая оценка соисполнительства разных видов (группа лиц без предварительного сговора или с предварительным сговором) различна. Если данные виды группового совершения преступления предусмотрены в качестве квалифицирующих обстоятельств в нормах Особенной части УК, то действия всех соисполнителей квалифицируются только по этим нормам (например, п. “ж” ч. 2 ст. 105 или п. “а” ч. 2 или п. “а” ч. 4 ст. 158 УК) и наказание назначается в соответствии с санкцией той части статьи, по которой квалифицируется деяние. В том случае, когда норма Особенной части УК не содержит указанного квалифицирующего признака (например, при совершении умышленного уничтожения или повреждения имущества – ст. 167 УК), действия соисполнителей нужно квалифицировать по основному составу, а при назначении наказания, сославшись на п. “в” ч. 1 ст. 63 УК, учесть групповой признак как обстоятельство, отягчающее наказание.

3. Действия организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей наказание за совершенное преступление, с обязательной ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК. Однако если они одновременно являются соисполнителями преступления, то их действия квалифицируются только по норме Особенной части, но тот факт, что один из соисполнителей был, например, организатором данного преступления, будет учтен судом при назначении наказания, со ссылкой на п. “г” ч. 1 ст. 63 УК. Квалификация действий организатора, подстрекателя и пособника зависит от квалификации действий исполнителя преступления. Если исполнитель не довел до конца задуманное совместно с другими соучастниками преступление по причинам, не зависящим от него, и его действия квалифицируются как приготовление или покушение на совершение преступления, то организатор, подстрекатель и пособник будут отвечать тоже за приготовление или покушение на совершение преступления (ч. 5 ст. 34 УК, а также п. 18 указанного Постановления). Подстрекатель, которому не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, будет привлечен к уголовной ответственности за приготовление к преступлению в форме приискания соучастников (ч. 1 ст. 30 УК). В некоторых нормах Особенной части УК ответственность организатора (руководителя) установлена как за самостоятельное преступление (например, ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 212, ч. 1 ст. 239, ч. 1 ст. 282.1 УК). В таких случаях не требуется ссылка на ч. 3 ст. 33 УК, действия организатора (руководителя) квалифицируются только по нормам Особенной части УК.

4. При совершении преступления специальным субъектом, признаки которого указаны в норме Особенной части УК (например, в ст. 331 УК), все остальные участники преступления, не обладающие признаками специального субъекта, могут быть привлечены к уголовной ответственности в качестве организатора, подстрекателя или пособника даже в том случае, если кто-либо из них был фактическим соисполнителем преступления (ч. 4 ст. 34 УК).

 


Комментарий к статье 34 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основанием уголовной ответственности соучастников является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного законом (ст. 8 УК РФ). Однако применительно к соучастникам (кроме исполнителей) эти признаки определены в статье Особенной части не в полном объеме. Поэтому действия организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются по соответствующей статье (ее части, пункту) Особенной части со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ

Если лицо, будучи организатором, подстрекателем или пособником, затем приняло участие в совершении преступления в качестве исполнителя, его деяние в целом квалифицируется как деяние исполнителя без ссылки на ст. 33 УК РФ

Если лицо выступило в роли подстрекателя и пособника, его деяние квалифицируется со ссылкой на две части ст. 33 УК РФ (ч. ч. 4 и 5). Если лицо, будучи организатором преступления, выполнило функции подстрекателя или пособника, содеянное квалифицируется со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ как деяние организатора без указания ч. ч. 4 или 5 этой статьи.

Закон не предусматривает обязательного ужесточения или смягчения наказания в зависимости от вида соучастника. При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, при решении вопросов об освобождении от ответственности или от наказания учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников (например, рецидив), учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

В науке уголовного права существует давний спор о юридической природе соучастия. Сторонники акцессорной теории соучастия полагают, что соучастники несут ответственность за деяние исполнителя (ответственность соучастников представляется им дополнительной к ответственности исполнителя). Противники этой теории исходят из того, что соучастники несут ответственность не за деяние исполнителя, а за свои собственные деяния независимо от деяния исполнителя. Изучая закон и практику его применения, можно обнаружить аргументы как за, так и против акцессорной теории соучастия. В целом можно констатировать, что соучастники несут ответственность скорее за свои собственные деяния, хотя определенные элементы акцессорности в сложившейся доктрине соучастия присутствуют. Самый сильный аргумент в пользу акцессорной теории соучастия – действия всех соучастников квалифицируются одинаково. Существует лишь несколько исключений из этого правила:

а) соучастники не несут ответственности за деяние, не охватываемое их умыслом;

б) при квалификации деяния соучастника не учитываются обстоятельства, которые относятся к личности другого соучастника (например, возраст соучастника или факт убийства матерью своего новорожденного ребенка);

в) при квалификации действий организаторов, подстрекателей и пособников делается ссылка на ст. 33 УК РФ;

г) особые правила применяются при квалификации соучастия, разделенного законом на разные составы преступлений, например получения и дачи взятки.

Наиболее ярко акцессорная теория соучастия иллюстрируется правилом квалификации подстрекательства к преступлению: если преступление было пресечено на стадии покушения, содеянное квалифицируется со ссылкой не только на ст. 33, но и на ст. 30 УК РФ (т.е. как подстрекательство к покушению), хотя лицо подстрекало вовсе не к покушению на преступление, а к его совершению. Другой аргумент в пользу акцессорной теории – усложненный порядок добровольного отказа соучастников от доведения преступления до конца. Так, пособник обязан не просто изъять свой вклад в преступление, но предпринять все зависящие от него меры, чтобы предотвратить преступление (ч. 3 ст. 31 УК РФ). Организатор и подстрекатель для применения к ним нормы о добровольном отказе и вовсе обязаны предотвратить совершение преступления (добросовестных действий в этом направлении недостаточно). В пользу акцессорного понимания соучастия свидетельствует и возможность соучастия в преступлении со специальным субъектом лица, не обладающего признаками специального субъекта (оно не может быть исполнителем, в том числе и при посредственном причинении, но может выступать в роли организатора, подстрекателя или пособника).

Вместе с тем существуют убедительные аргументы против акцессорного понимания соучастия:

а) закрепленное в законе (ст. 8 УК РФ) единое основание уголовной ответственности;

б) добровольный отказ исполнителя не исключает ответственности иных соучастников за приготовление к преступлению;

в) неудавшееся подстрекательство квалифицируется как приготовление к преступлению (также квалифицируется удавшееся подстрекательство, если преступление пресечено на стадии приготовления);

г) понятие эксцесса исполнителя сформулировано в законе неоправданно узко, в действительности возможен эксцесс и со стороны иных соучастников (например, подстрекатель склоняет лицо к убийству сотрудника правоохранительного органа, разжигая в нем ревность, имея при этом цель воспрепятствовать законной деятельности этого сотрудника, неизвестную исполнителю);

д) невозможность соучастия после совершения преступления;

е) возможность привлечения соучастников к ответственности до или без привлечения к ответственности исполнителя (например, если исполнитель скрылся или умер).


Видео о ст. 34 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *